ragnali: (Лесная фея)
Автобус аккуратно катился по узким дорогам среди покрытых новой весенней травой зеленых английских полей, плавно сменившихся полями уэльскими. Вокруг меня без умолку щебетали китайские и, возможно, вьетнамские студенты, но я, к счастью, не понимала ни слова и поэтому в расслабленном спокойствии вбирала в себя и неспешную зелень, и огороженные деревца, и крошечные садики местных деревенек, тихо и мирно размышляя по поводу океанов — я никогда ни одного не видела. Дорога была довольно длинной, студенты совершенно неутомимыми, поэтому внезапно наступившая в автобусе тишина и прошуршавший по ней, едва слышный полувздох-полувсхлип от задушенного очередного слова застали меня врасплох. Оторвавшись от созерцания водной глади, я на мгновение тоже перестала дышать: слева, сразу за тяжелыми арками и упругими тросами двух железнодорожных мостов, на нас неумолимо надвигались безмолвные, уходящие в небо серые круглые башни, закованные среди таких же серых, холодных стен. Казалось, мы непременно врежемся в терпеливо ожидающие нас камни, и глаза невольно, с отчаянием цеплялись за контуры мостов, которые на этот раз внушали не привычное опасение, а служили оплотом повседневной, безопасной жизни: слишком грозным и мощным, слишком огромным был Конуэй (Conway). Он подавлял, поражал и внушал чувство безотчетного ужаса и восторга, граничащего с благоговением: это был замок, построенный для ведения боевых действий, для усмирения живущих под его защитой или приближающихся к нему, и — это было безукоризненное, безупречное громадное строение, восхищавщее своей красотой несмотря на внушаемый им страх. Чудесный образчик Средневековья....



Read more... )
ragnali: (Жажда приключений)

План Веруламиума: типичная прямоугольная структура римского города слегка нарушена нерегулярностью плана кельтского поселения Верламиона. В образовавшемся треугольнике у Лондонских ворот был возведен треугольный храм.

Первое полноценное вторжение римлян на британские острова произошло в 56-53 гг. до н.э. под предводительством Юлия Цезаря, который в это время вел войну в Галлии. Союзные племена бельгов, населявшие тогда острова, оказали военную помощь галльскому племени венетов, что вызвало справедливое возмущение Цезаря. Он провел ряд успешных кампаний в Британии, высоко оценив мастерство британцев в управлении боевыми колесницами, и вернулся на материк, обеспечив нейтралитет со стороны местных племен. Примечательно, что одну из стоянок Цезарь разбил на территории нынешнего Хитроу.

Подлинное завоевание и покорение Британии началось в 43 г. н.э., и первой столицей доминиона стал Камулодун (ныне Колчестер), в котором до римлян властвовал Кунобелин, более известный как Цимбелин. Из Камулодуна столица переехала в Лондон, в 35 км от которого и расположился Вируламиум, третий по значению город римской Британии.

Read more... )
ragnali: (вдвоем)

Это Шамблз в Йорке. Это еще и самая древняя улочка в Йорке (900 лет) и наиболее сохранившаяся средневековая улочка в Европе. Нависающие над головой верхние этажи домов 15 века почти смыкаются посередине, и Шамблз кажется не улицей, а лазом - лазом в средневековье, когда город был настолько слит с его компонентами - домами, церквями, улочками, людьми,  - что составлял единое неразрывное целое. Плоть времени и связь людей с окружающих их пространством там явственно ощутима.
Read more... )
ragnali: (Default)
В «Биографии Лондона» Питера Аккройда меня поразило противопоставление Лондона, живого и развивающегося организма, где прошлое органично уживается с настоящим, и Рима, мертвого города, задыхающегося от надгробий. И, естественно, в Риме мне захотелось проверить это утверждение…
 

Read more... )
ragnali: (Default)


Иногда попадаются места, где вас начинают обуревать неведомые ранее чувства: например, вам хочется иметь независимое (читай, внушительное) состояние и плеяду родственников, генетически восходящих к свите Вильгельма Завоевателя, возникает желание обзавестись парасолькой и статью, не знавшей Интернета, восемнадцатой парой перчаток брюссельского кружева, равнодушно - отстраненным видом и домом на Променаде. Если у вас все это есть, то Бат – это для вас...

 

Read more... )
ragnali: (Default)
На следующий день я отправилась в Роттенбург на реке Таубер. Честно признаюсь, это самая живописная в плане архитектуры деревушка, которую я видела. Пряничность архитектуры, детальность проработки каждого здания словно из кубиков, кукольность маленьких домиков, их яркая раскраска, высокие крыши, в которых они живут (на площади я увидела трехэтажный дом с пятиэтажной крышей:-)), окна всевозможных размеров и форм, кованные вывески, гостиницы, пабы, магазинчики, мощеные улочки, домики впритык, маленькие садики, ухоженные донельзя дворики, где использован каждый квадратный сантиметр, заставленные цветочными горшками крошечные балкончики, узенькие манящие улочки, Форд за дрожками, мытая мостовая, замшелые крепостные стены с деревянными крышами и перилами для безопасности гуляющих, во всем этом можно затеряться как во сне. Один домик зовет посмотреть цветом, другой — окнами, третий выглядывает из-за второго, в четвертом продаются замки всевозможных калибров, пятый стоит в проулке — и ходишь, и не можешь насмотреться, радуясь отсутствию гама и толпы. Беленые своды 15 века с деревянными балками навели мне воспоминания о Хаддон Холл и средневековье — все-таки у них были совершенно другие пропорции; сейчас там царит тишина, а когда-то наверняка там было очень шумно. На самой широкой и богатой улице помимо монастыря, рядом с которым современная телефонная будка, музей-магазин с Щелкунчиком на страже. При монастыре старинное кладбище, за ним разноуровневые домики (из-за склона) и из одного из них доносилось пение хора. Улица вела (через башню) в бывший монастырский сад, расположенный высоко над рекой Таубер. Вид оттуда был просто чудесный: хотелось стоять и смотреть целую вечность, впитывая безмятежность и бесконечную красоту. Маленькие желтые цветочки опушили подножие узловатого дерева, а обветшавший оранжевый домик, казалось, целенаправленно разрушался, чтобы стать вечной частью этой тишины.
И пару слов о немецких железных дорогах. Их эффективность и поразительная вежливость работников меня просто ошеломили: два раза они остановили поезд, чтобы меня подобрать:-). При покупке билета вам выдается распечатка с полной информацией: когда, с какого пути, во сколько, где пересадка, время в пути и т. д.. Они, конечно, могут опаздывать, но общее впечатление исключительно благожелательное.
ragnali: (Default)
Мюнхен — это нечто между Красноярском и Парижем:-). В поезде из аэропорта меня не покидало ощущение, что я в родном городе: ощущение большого города, но не мегаполиса, домики у железной дороги, весенние поля, залитые солнцем, какое-то все удивительно аккуратное и домашнее, вольготно расположившиеся крепкие деревья. Даже ровные разноцветные поля, окаймленные кустарником, казались родом из детства.
Это ощущение не покидало меня и на улицах города, где самые высокие дома шести-семи этажей были выкрашены в разные цвета, а большое парк сменялся маленькими сквериками. Улицы прямые, людей мало, машин тоже, транспорт бесшумный, все очень спокойно и неторопливо, созерцательно и как-то нацелено на переживание данного сиюминутного момента. Жизнь настолько неспешна, что можно «кайфовать» в каждый миг. Город, где чувствуешь себя за городом и где найден характерный для Европы баланс урбанистических преимуществ с естественной средой обитания.
В центре города такое ощущение пропадает:-). По сути дела, там забываешь о своей жизни и участвуешь в жизни большого города и живешь его жизнью и жизнью других людей. Маленькие особняки уступают дорогу длинным и унылым зданиям университета и библиотек, и только старинная церковь как-то скрашивает однообразность проспекта. Деревянные кованные ворота поддались мне не сразу, потому что их надо было открывать особым образом:-), однако именно в этой мало украшенной церкви мне по-новому увиделся характер немецких рыцарей. Православная религия очень радостная и праздничная, в наших церквах всегда становится как-то легче на душе; католические храмы подавляют своим величием и внушают мысли о человеке-песчинке и бессмысленности человеческих устремлений. Английские соборы вызывают душевный трепет и восхищение человеком, а вот немецкие кирхи мне сначала показались скучными из-за отсутствия декоративного элемента, но чем больше я там стояла и смотрела, тем сильнее меня охватывала убежденность в том, что именно такие «голые» соборы могли взрастить веру человека изнутри, веру, основанную на внутренней непоколебимой силе духа и характера. Именно эта вера двигала немцами всю историю и сделала их такими упорными и железными.
Дорога шла мимо мюнхенской резиденции баварских правителей (снаружи и во дворах поразительно похожей на казармы:-), мимо Старбакса, который мне в Мюнхене решительно не понравился, мимо газетных тумбочек и бутиков на Мариенплац, главную и старинную площадь города. Новая ратуша, выстроенная в неоготическом стиле со множеством башенок, переходов, статуй и стрельчатых оконцев, доминирует на площади, занимая одну из её длинных сторон. Ратуша очень жизнерадостная, с двумя оконцами, где располагаются яркие фигурки, дающие ежедневное представление из истории города под звуки колокольчиков. Тут же видна и старая ратуша, а недалеко и Фрауенкирхе, самая большая в Мюнхене церковь Божьей матери. Это старинная церковь, построенная в к. 15 — н 16 вв., могла вмести до 20 000 человек, но она не кажется старинной, поначалу я вообще её приняла за мечеть из-за двух маковочных куполов.
От площади идут торговые улицы, где магазины работают до 8 вечера, что радует всех туристов, измученных выбором между удовлетворением духовных и более практичных нужд в других странах:-), где магазины закрываются в 5 или 6 вечера. После восьми город пустеет, темнеет, и скоро на улицах не остается почти никого, правда, чувство заброшенности и отгороженности города не возникает, потому что резво пробегают трамваи, на остановках стоят люди, в барах и кафе сидят и чего-то жуют весьма довольные люди.
В понедельник я пешком по яснейшей и солнечнейшей погоде отправилась во дворец Нимфенбург по Олимпийскому парку. Среди холмов, покрытые почти зеленой травой, по дорожкам бежали какие-то люди — по-одиночке и шеренгой, важно ходили канадские гуси и обычные утки, вода в пруду отражала веселый день, через мостики можно было попасть к высоченной башне и странным сооружениям из стекла и бетона с косыми скатами крыш и натянутыми балками, построенным на Олимпиаду 1972 г.. От Олимпийского парка до Нимфенбурга дорога бежала вдоль канала мимо вилл с балконами, увитыми зеленью, мимо детского садика, где играли очень тепло одетые трехлетки, мальчики резвились с мальчиками, а девочки тихо стояли и разговаривали или качались на качелях.
Дворец, хотя я бы не рискнула его так громко называть, был летней дачей баварских правителей, и именно там и родился будущий Людвиг II в семье баварского короля Максимилиана II и прусской принцессы Марии. Загородный дом Нимфенбург довольно большой, светлый и неотапливаемый. Что запомнилось: зал граций, где были портреты 36 девушек, написанных по заказу Людвига I, большого знатока женской красоты. Поразила красота этих девушек: стереотип немки - лишенная чувствительности и белокурая, а на портретах были темноволосые, очень разнообразные девушки, каждая со своим характером. И еще одно открытие по поводу женской судьбы: второй женой Максимилиана I и матерью его пятерых детей стала девушка на 20 лет его младше, которая вышла за него замуж из побуждений честолюбия. В конце концов, вся жизнь — это просто цепь осознанных решений.
Парк Нимфенбурга действительно очень хорош. Люди тихо сидят и греются на солнышке на скамейках или гуляют по парку, забредая в Ботанический сад, где даже в феврале все зеленое и влажно-душно от какой-то почти тропической зелени. Заросли рододендронов переходят в карликовую зелень, а . При выходе я наткнулась на группу детей-дошкольников, их было человек 12 с двумя воспитательницами. Они бесились от всей души и ускакали далеко вперед, оставив взрослых позади, но когда мы достигли выхода из парка, дети уже выстроились в ряд парами, взявшись за руки и смирно ожидая прихода девушек. Немецкая дисциплинированность даже в столь юном возрасте не может не восхищать, похоже, они её наследуют на генетическом уровне:-).
Бродя вечером по городу и восхищаясь подсветкой, я наткнулась на Хофбраухауз:-). Специально я его не искала и вообще про него и забыла, хотя мне многие настоятельно советовали туда сходить — к пиву я равнодушна. И тут устав и подзамерзнув, я подумала: а хорошо бы перекусить. И буквально через пару минут по старинной улочке я вышла на дом, который меня заинтересовал с точки зрения архитектуры, а потом и чисто гастрономической:-). Атмосфера внутри была чрезвычайно захватывающей — я и не собиралась там оставаться, но не смогла устоять:-). Яркие краски, музыка, веселые, задорные люди, вкусная и красивая еда, ощущение жизни, бьющей через край, непринужденности и расслабленности, наполненности бытия, подтвержденной временем, - вот что такое Хофбраухауз. Деревянная прочная мебель, вытертая до блеска тысячами посетителей, расписные потолки, веселый гомон (но не шум), наевшиеся и очень довольные люди, сидящие большими компаниями, парочки, семьи с детьми (рядом со мной сидела семья из трех человек из Южной Кореи), официантки, пролетающие с такой быстротой с огромными подносами, что не успеваешь их сфотографировать, сытная еда, литровые кружки пива - впервые в жизни я одолела всю её целиком:-), общее впечатление единения и некоей ностальгии.
По дороге домой я весело брела по Людвигштрассе, усаженной кипарисами, сквозь которые на тротуар шагнула вытянутая белая фигура, высотой со здание, и мне казалось, что я в Париже.
ragnali: (Default)
Это два небольших городка на берегу Северного моря. Об одном из них, Scarborough, я довольно много слышала и читала – это известный курорт в Англии, еще с 17-18 веков, но вот Whitby менее известен, тем не менее, именно Whitby произвел на меня очень сильное впечатление.
На самом деле, Whitby – это бывшая рыбацкая деревушка на Северном море, находящаяся там с незапамятных времен. И до сих пор устье реки, выходящей в море, просто забито лодочками и катерами. На их фоне сначала почти не замечаешь, что на другом, высоком берегу вырисовывается церковь и какие-то странные руины, словно специально сотворенные. На мостике, ведущем на ту сторону, ужасно пахнет рыбой. Потом узкие улочки, ведущие вверх, словно на картинке, но, тем не менее, обитаемые местными жителями, которые на первых этажах устроили магазинчики для туристов. Вообще эти старинные рыбацкие городки-деревушки имеют что-то общее, наверное, во всем мире: в Дубровнике я видела такие же узенькие улочки, уходящие вверх, состоящие из каменных домов, где камни въелись друг друга и кладка держится не составом, в временем.
Удивительно, здесь совсем нет ощущения пространства, нет ветра, не видно моря, и вдруг за очередным углом - старые каменные ступени, уходящие вверх, а оттуда – и море, и залив, и другой берег реки, и ветер, не дающий дышать, и на обрыве зеленой травы слева небольшая церковь, а справа – руины, которые воспринимаются как декорации из-за их жизнерадостности.
На высоте 198 или 199 ступенек, за невысокой каменной кладкой кладбище, которому уже больше полутора тысяч лет. Это очень тихое и располагающее к себе место, где надгробия сровнялись с зеленым дерном, но при этом какое-то потустороннее. Кладбище расположилось между церковью и обрывом, который постепенно уходит в море, поэтому могилы приходится переносить на новое место. Хорошо, наверное, там лежать, на солнышке и с видом на море, хотя, поскольку это была деревушка рыбацкая, многие так и остались в море. Однако здесь не только мирное спокойствие – именно это кладбище, затянутое туманом, навеяло на Брэма Стокера его ужасного Дракулу. Странно, но в Англии любой сюжет кажется реальным. Вид оттуда – на многие мили, и, кажется, можно простоять сколь угодно долго, впитывая мощь и безмятежность.
Место для поклонения здесь на обрыве существовало уже в 6 веке нашей эры, с тех пор остался каменный крест, практически незаметный. Whitby пользовался большой популярностью в середине 19 века, здесь перебывало много известного народу после проведения туда железной дороги. Льюис Кэррол бывал тут и избрал прообразом своего чеширского кота головы странных существ, наблюдающих за вами сверху, когда вы входите в церковь. Церковь эта тоже очень старая – не так давно они обнаружили, что два алтарных столба, кажется из известняка, были выточены еще во времена викингов и украшены характерными рисунками – ветер и что-то еще. Церковь много раз перестраивалась, она внутри напоминает корабль, и все дерево в церкви раньше было использовано в рыбачьих лодках и кораблях. Семьи веками приходили молиться сюда, и отсеки в церкви имеют таблички с именами семей, которые приходят молиться на этих скамьях. В церкви есть небольшой кинозал, в котором священник демонстрирует тридцатиминутный фильм о городке, церкви и Дракуле. Там я купила хорошие стихи о том, как лучше воспитывать детей и If you think you can win, you will.
Помимо церкви там раньше было еще аббатство, которое было разогнано и практически разрушено по повелению Генри 8, которому нужны были монастырские деньги, земли, а также свобода от римского папы. Сейчас эти руины законсервированы и находятся в ведении National Heritage, поэтому довольно дорого. Перед посещением аббатства надо пройти по небольшому музею, который посвящен местной истории. Времени на аудиогайд у меня не было, поэтому мы просто там погуляли. Я думаю, что собор только выиграл, на самом деле, будучи лишенным крыши, – вряд ли в соборе было так же светло, как под открытым небом. Смотреть на облака и море сквозь оконные прорези двух уцелевших стен, ходить по траве и каменным плитам совсем не то же самое, что в темном соборе. За оградой там паслись лошади, глядя на аббатство и море. Было еще кое-что, что меня поразило: на такой высоте над морем было какое-то маленькое озерцо, как и сто лет назад, судя по фотографии. Наверное, там есть какой-то источник.
На другом берегу речушки видно одно длинное здание, которое построили в период расцвета Whitby до эпохи паровых судов для которых, как выяснилось, местный залив слишком мелкий. Построить ему симметричное уже не хватило денег. Это случилось еще до Кука, который и отплыл из Whitby на берега Новой Зеландии. И что ему дома не сиделось. Сейчас тут ему установлен памятник, и есть еще один памятник из моржовых бивней.
По дороге в Скарборо мы проехали мимо бухты Робин Гуда, сплошь все знакомые лица или персонажи. Сложно понять, где история, где вымысел.
Скарборо после Whitby произвел на меня довольно неприятное впечатление – если там сплошная романтика, уют, все какое-то старинное и душевное, то Скарборо – американизированный курорт. Whitby расположен в устье реки на высоких обрывах с огромным обзором, а Скарборо – на спуске к морю, внизу, растянувшись вдоль берега, словно спрятавшись. На набережных масса игровых заведений с дешевым ярким освещением, поесть, как всегда, сложно. К моему удивлению, я там обнаружила крепость, на мысе, разграничивающем бухту Скарборо.
На этом месте еще в римские времена стояла какая-то крепость или форпост – остались какие-то фундаменты. Вид сверху просто великолепный, что меня и примирило со Скарборо. Подниматься туда надо по тропинке, бегущей рядом со стенами, а потом пройти вовнутрь. Крепость была действительно огромной, и чуть ли не единственной, принимавшей участие в боях против войск Кромвеля. За время осады погибло, по-моему, 17 или 20 человек, но большая часть из них пала не в боях, а от голода и жажды, поэтому комендант принял решение о сдаче войскам противника. Сам по себе форт пострадал довольно сильно от обстрела пушками, и его так и не восстанавливали, хотя сейчас он законсервирован и стоит на веселой зеленой лужайке. На стены можно тоже забраться, а вот в какие-то подземные сооружения вход забран решеткой, чтобы предотвратить вандализм. Мне почему-то показалось, что у нас в стране не все потеряно, и мы со временем научимся вести себя цивилизовано.
ragnali: (Default)
В свое первое путешествие в однодневных турах я отправилась в середине апреля, но погода была холодная и довольно дождливая. У меня не было каких-то феноменальных ожиданий, но это было невероятно насыщенное и полное открытий путешествие. Я впервые поняла ту глубокую и берущую за душу красоту английской сельской местности, что трогала души многих и до меня. Узкие сельские дороги, окруженные каменными изгородями, зеленые холмы и толстые пушистые овцы. И ощущение полной ухоженности – людей почти не видно, но каждый кусочек земли и деревце окружены такой заботой и любовью, что это физически ощутимо.
Первое посещение – это Ричмонд, маленький городочек с огромной крепостью в центре. В крепость я не успела зайти, но вдоволь налюбовалась её стенами, гуляя по городку и вдоль речки. На самом деле именно тут меня осенила мысль, какое влияние на человека оказывает тот факт, что он всю жизнь или до какого-то периода прожил под этими древними стенами. Что должны были чувствовать люди в прежние времена, когда крестьяне и ремесленники рождались, росли и уходили под этими стенами, понимая, что там – совсем иная жизнь? А может быть, именно они-то и были счастливы, занимаясь простым трудом и наслаждаясь своей жизнью?
Стоя у бурной, но маленькой речки, я разглядывала город на другом берегу, домики уходили вверх по холму, а за мной на вершине другого холма, опоясанного речкой, громоздились стены; и я в очередной раз была восхищена умением англичан находить не только выгодные места с точки зрения фортификации, но и поразительно красивые. Кажется, что вся страна состоит из таких мест. Хотя, возможно, это многовековой уход и забота сделали все эти места красивыми.
Помимо сказочной красоты Англии меня всегда завораживало сочетание древнего и нового: гуляя по узеньким улочкам, застроенным домами ХIХ и ХVIII веков, где люди, казалось, живут на улице, потому что практически нет пространства, отделяющего личное пространство от общественного, дом от улицы, я увидела вьетнамку (или китаянку?) в халатике и шлепках. Она несла в руках курицу, по-видимому, уже готовую, и зашла в дом, вход в который охранял лев.
Следующая остановка – это Грассингтон, по дороге я увидела самую живописную деревушку. Я не успела сфотографировать ей, но прехорошенькие домики, изгородь, какие-то голубенькие цветочки до сих пор стоят у меня в глазах. В Грассингтоне можно было гулять по зеленым полям, но так как начался окот овец, повсюду висели объявления, которые просили посетителей не шуметь и не пугать овец по этой причине. Каменная ограда безо всякой связывающей смеси разделяла зеленое пространство с белыми клубками овец и, казалось, что она вырастает прямо из земли, не ограничивая, но выделяя отдельные участки.
Открыв деревянную калитку, я прошлась по зеленому берегу речки, наблюдая за пушистыми существами и стараясь угадать природу заграждения на реке: искусственное из цемента или же природное. Вернувшись на основную тропинку, я прошлась по крошечному мостику, ведущему к бывшей мельнице. Её не разрушили, а превратили в дом, но впервые я подумала, что жить в такой сырости и шуме вряд ли соблазнит большое количество людей. Но смотреть на замшелую коричневую старую мельницу в окружении зеленых холмов под звуки шумной речки, стоя на деревянном мостике, на котором снуют местные жители, создавало ощущение вечности. Это ощущение вечности перешло в ощущение насущной современности, когда я, перейдя на другую сторону, прошлась по дороге и увидела новенький блестящий джип во дворе вросшей в речку мельницы.
Третьей деревушкой в этот ветреный день стал Hawes, где я съела чудесную лазанью в местном пабе. Hawes протянулся вдоль главной дороги, заставленной маленькими домишками. В одном направлении я наткнулась на слет рокеров, но потом повернула обратно и ушла в холмистую местность по асфальтовой дороге за быстрым мотоциклом. Сойти с дороги можно было, открыв калитку, тропки были проложены для туристов, и он вели далеко за холмы, и казалось, что можно было бы идти по ним совершенно легко и бесконечно, и никакие вопросы не будут мучить, пока ты идешь по этой дороге, окруженный йоркширскими холмами.
ragnali: (Default)
Это было удивительное, совершенно чудесное путешествие, которое я предприняла на автобусе как поездку одного дня с местной компанией. Был апрель, все цвело и было потрясающе красивым. Сначала мы поехали в Несборо, старинный городишка на берегу речки, чьи воды содержат огромное количество мела, поэтому если оставить какой-нибудь предмет в воде, то он затвердеет и побелеет. По ходу движения речки есть пещера, называющаяся пещера старой матушки, но я туда не успела попасть, потому что мы там оставались до полудня, и я сразу направила свои стопы к крепостным развалинам.
Крепость была сравнительно небольшой, но от нее мало что осталось – чуть-чуть стен, колодец, башня, где они жили, и еще несколько законсервированных руин. Когда-то тут любил проводить лето король Генри 11 со своей женой Филиппой. Они обычно путешествовали вместе, беря с собой всех свои детей, и оба факта были необычны для того времени. Филиппа помогала мужу в управлении страной, и он очень ценил её советы. Она вообще была необычной женщиной (у меня смутные подозрения, что она была той самой Филиппой, которая приехала в Англию из Франции, и я читала о ней у Дрюона), о чем я узнала из выставки в местном музее, расположенном на территории крепости. Она умела доить коров, либо она даже ввела какое-то новое средство при сбивании масла. Они жили в крепости, но она была небольшой и не очень удобной. Пол был залит чем-то вроде гудрона для сохранности и тепла. Там принимали зарубежных гостей, какая-то история, связанная с их проверкой или предательством.
В этой крепости скрылись четыре преступника, совершившие убийство Томаса Беккета, потому что дядя одного из них был смотрителем этой крепости. Их особо не искали, впрочем. Смотрителя сюда назначали, ибо это была королевская крепость, но владельцы сюда не приезжали, поэтому это была больше почетная должность. Денег на содержание, правда, тоже почти не давали, поэтому все и пришло в такой упадок.
Во время короткой, но насыщенной экскурсии по крепости я узнала о назначении небольшой постройки во дворе – это был выход за стены крепости. Все королевские крепости имели такой, чтобы во время осады при неблагоприятном исходе король мог бежать из крепости. Подземный ход сохранился и до наших дней, по нему я вышла в сад, гордость Несборо. Несмотря на весну, деревья в саду были совершенно невероятных цветов – от нежно зеленого до бардового у бука (я только тут узнала, что для бука это естественный, а не осенней цвет). Деревья все высажены и ухожены с такой невероятной любовью и заботой, что, казалось, эта любовь физически ощутима. Жаль, что я смогла провести в парке так мало времени. Сад из крепости выглядит бесподобным, а крепость из сада – совершенно живой, и вместе он создают невероятный ансамбль.
Из Несборо мы направились в Харогейт, который на меня произвел большее впечатление, чем Несборо, хотя там не был крепости.

Честер

Это путешествие тоже было one day trip, и я отъезжала от Sheffield Interchange. Ехали на автобусе мы довольно долго, потому что Честер располагается по дороге в Уэльс. Это старинный город, основанный еще римлянами и обнесенный крепостной стеной сохранившейся еще со средневековья. Первое впечатление от Честера – это бумажный стаканчик томатного супа, который я выпила, не зная, смогу ли я поесть нормально. Впоследствии оказалось, что это было напрасной предосторожностью, потому что я нашла премиленькую старинную таверну, где собирались роялисты еще во время гражданской войны, и съела огромную тарелку итальянский еды.
Я не знала, что можно посмотреть в Честере, поэтому я зашла в туристическое агентство купить карту и спросить о местных достопримечательностях. Вообще Честер – исключительно благожелательное для туристов место: я не помню, чтобы в каком-то маленьком городке было столько информации для туристов и даже экскурсий.
День стоял удивительно ясный и солнечный, поэтому я не захотела тратить много времени на изучение закопченной викторианской церкви, хотя и очень внушительной. Основная масса народа устремилась прямо лавную улицу, а я решила оставить её на потом и отправилась налево – меня очаровали игрушечные домики и балкончики с перильцами. По узкой лестнице я поднялась в самую старую таверну городка, где стены были сделаны из глины с прутьями.
На улице было столько веселья и царило такое праздничное ощущение, что мне показалось, что в городе устроили карнавал. Ощущение средневекового города в разгар торгового для было совершено полным: узкая улочка с нависавшими вторыми этажами над мощенной дорой, вытянувшиеся и прибившиеся друг к другу дома в три этажа, балконы, соединяющие эти домики, побеленные стены с черными крест-накрест досками, отсутствие машин, яркие витрины магазинов, разношерстная публика, бой средневековых часов в башенке над аркой, прорезающей справа городскую стену, и чей-то веселый, зазывный голос. Словно сквозь кроличью нору я попала в другое время. От осязаемого ощущения другого времени захотелось чего-то необыкновенного и дерзкого – может, впрямь, оказаться на улице 16 века – для полноты этих острых ощущений. И я пошла на звуки смеха и выкриков – на перекрестке моей узенькой улочки и главной дороги, с которой я не захотела начинать, у каменного столба стоял человек, одетый в яркую одежду 16 века – камзол и штаны, и сыпал шутками и прибаутками.
Это был городской глашатай (town-crier), зачаровавший толпу своими побасенками. Он рассказывал истории из жизни города, заставил одного храбреца лечь в орудие пыток и защелкнул на его шее обруч, а мы следили за ним со сладким замиранием сердца. Он приветствовал нас на языках всех присутствующих (до сих пор жалею, что не рискнула сказать, что я из России и не услышала «привет, Россия!»), заставлял смеяться и объединил в одно целое. Он стал, наверное, самым ярким впечатлением от Честера. Жаль, что я его не сфотографировала. Chester is as huge as the world – every nation comes to greet Chester. You can see whales from Chester – this is Wales.
Каменный столб, возле которого он стоял, чем-то знаменит, но я не помню чем – откуда-то его привезли, а справа стоял интересный дом с лесенкой, по которой я и забралась на второй этаж и посмотрела сверху на всю главную улицу. Улица была и вправду праздничная. По обе стороны шли средневековые домики, изредка перемежавшиеся современными (гостиница, по-моему), на нижних этажах были бутики и магазинчики, но я мало тогда разбиралась в одежде, и они меня не заинтересовали. Честер, кажется, одним из немногих городов поддерживал Чарльза 1, он здесь провел какое-то время. По-моему, была осада.
Уже упоминала, что город окружен крепостной стеной, считается, что это наиболее сохранившиеся крепостные стены в Англии, у одной из стен не так давно был обнаружен самый большой римский амфитеатр в Англии. Сейчас там ведутся раскопки. Именно с крепостной стены рядом с амфитеатром я и отправилась в бесплатную экскурсию по крепостным стенам, полностью окружавшим город.
Отправной точкой послужила самая старая часть стены, инкорпорированная в стену дома. Во время прогулки по стене мы видели лесенку, пробегая по которой, можно загадать желание. Потом дом Гросвенора, которому принадлежало много земли в Честере. Он является самым богатым человеком Англии после Абрамовича. Гросвенор очень популярен в Честере, потому что он отдал не то землю, не то дом для музея, в который я не успела попасть. Неподалеку от музея располагается церковь, во дворе которой сожгли трех ведьм. Там же есть ряд старых зданий, где располагалось нечто военное и какая-то старинная башня, где сохранилась первоначальная кладка. Еще мы видели ипподром, закрытую престижную школу (что-то такое интересное, но я не помню, что), рядом со школой – здание с портиком, который остался еще со времен переносных стульев-седанов. Еще я узнала, что такое камера обскура – мы наблюдали за городом таким образом, сидя в маленькой комнатке в башенке на стене. Я не осталась до конца экскурсии, и сбежала пораньше погулять по стене, но остальной путь был не таким интересным – стена шла мимо железнодорожных путей и была намного выше, чем в южной части города у реки (что-то такое интересное с мостами связано – торговля, роялисты). Двери некоторых домов выходили прямо на стену, и можно было заглянуть в окошки. Я хотела купить книжку в маленьком магазинчике, разместившемся в таком настенном домике, но мне ничего не понравилось. Пройдя по стене дальше и остановившись у арки с часами, я полюбовалась на узенькие улочки, с которых я начала путешествие.
ragnali: (Default)
Ливерпуль – это старый город в отличие от более современного Шеффилда с широкими новыми улицами и зелеными садиками перед домиками. Он вырос из рыбацкой деревни, получив от короля Джона Безземельного хартию вольности в 1215 году. Тогда это была крошечная деревенька на западном побережье Англии на крупной реке Мерсей. Мое первое впечатление о Ливерпуле было таким же, как и от прибрежных городков Саффолка – очень тесно; по-видимому, старые города развивались по приблизительно одинаковой схеме, которую центр всего лишь повторяет – узкие улочки, на тротуаре не разойтись и двум людям, здания вплотную друг к другу (но ощущение не такое как в Питере – там это стиль архитектуры, здесь – мало места), совсем нет зелени.

Первое ощущение от Ливерпуля – это удивление, скорее даже недоумение. Ливерпуль стремится стать культурной столицей в 2008 году, но при этом найти карту города или информационное бюро оказалось сложно (как я избаловалась цивилизацией:-)). На вокзале автомат, продающий карты города, фунт съел – хорошо еще что не мой :-) – а карту дать отказался:-) Явно деньги для Ливерпуля собирает:-). Но вообще карта там и не нужна – центр города очень небольшой и везде указатели, сбиться с пути просто невозможно. И люди очень приветливые – меня даже провели до нужного мне места.

Почти все самое интересное в Ливерпуле располагается в бывших доках. Порт был центром существования города, а теперь стал достопримечательностью. Я впервые увидела, что такое док, причем док Альфреда (Виктория с Альфредом вели чрезвычайно насыщенную жизнь, скажу я вам – просто везде успевали:-)) был построен в середине 19 века по последнему слову морского дела - большой прямоугольный бассейн был окружен со всех четырех сторон складами с галереями, так что судно могло туда войти и начать разгрузку немедленно сразу в склад, даже в непогоду, и войти в док для разгрузки могло не одно судно, как на пирсе, а больше. Сейчас во всех этих четырех огромных складах – рестораны, музей истории битлов и Maritime Museum, куда я отправилась, обежав этот док по периметру и сфотографировавшись перед музеем битлов.

Maritime Museum чрезвычайно разнообразный. Прежде всего я посетила этаж, посвященный котрабандистам со времен древностей :-) :-) Увлекательнейшее это мероприятие, скажу я вам, заниматься контрабандой! Англичане, может, сейчас и отличаются законопослушностью, но оторвавшись по полной программе на протяжении всей их истории, можно и на покой :-) Контрабандой занимались увлеченно, семьями, деревнями и областями, при этом контрабандисты всегда пользовались сниходительным отношением у населения – купцам приходилось отдавать каждую 20 или десятую бочку или часть другого товара королю, акцизные чиновники постоянно навещали предприятия, чтобы выяснить, сколько чего там производилось, и взимать с них налог (таможенное и акцизное начальство было из одного ведомства). Контрабандисты орудовали ночью, намазав лицо сажей и одев мягкие старые носки поверх обуви. Иногда они нападали на склады, где хранился отобранный у них товар. Большая польза от Евросоюза, кстати, в том, что количество бумаг, которые проходят через таможню, сократилось на 7 миллионов! А вообще Англию посещают 55 млн ежегодно. И чтобы быть хорошим таможенником или акцизным чиновником, надо уважать людей и быть преданным своей стране! Так и записано в таможенном уставе. Собаки им очень помогают – в прошлом году активные собаки (те, которые обнюхивают багаж) нашли 800 тайников, а пассивные, которые просто находтся в зале – 280. Огромное количество оружия обнаруживается на самолетах.

Следующий разделавка музея посвящен работорговле, так как Ливерпуль был основным портом, который отправлял корабли для перевозки рабов – 5300 ходок было совершенно за 130 лет. Все 16 тогдашних мэров Ливерпуля наживались на работорговле, доходы от которой вообще очень сильно оживили экономику города. Это официальные данные, кстати, по некоторым оценкам было перевезено до 100 млн рабов в Америку, по другим – 20 млн, что мне кажется более реальным. Поначалу каждый пятый раб погибал в путешествии, а к концу – каждый восемнадцатый. Самое интересное, что больше всего рабов было ввезено отнюдь не в США, а в Южную Америку и на карибские острова – по 42 процента туда и туда, а в США - всего 4 процента от общего живого груза. Рабов продавали их же соотечественники, правда, "плохие" белые их заманивали подарками и оружием. Бедных негров насильно перевозили на американский континент, где их нещадно эсклуатировали, тогда как взамен они облагородили нашу культуру, преисполенные христианских чувств, я полагаю:-). По причине раскаяния в 2000 году мэр Ливерпуля принес публичное извинение черной общине Ливерпуля за все злоденяния, выпавшие на их долю. Непонятно только, почему теперь негры едут из Африки по доброй воле, а не наоборот, и выжили бы все эти рабы, окажись они предоставленными своей участи, в Африке, которая, за редким исключением, голодает и живет крайне бедно. Почему русским крепостным никто не принес официального извинения? Ну это я так, желая восстановить равновесие:-) На выставке было воспроизведение трюма коробельного, в которых их, несчастных, и перевозили, зрелище, конечно, жуткое.
Когда рабство было отменено, поскольку стало экономически невыгодным, вместо рабов в Америку потянулись эмигранты, и опять-таки основная масса эмигрантов шла через Ливерпуль. Большую их часть составляли ирландцы, хотя были выходцы и из России и из других стран Европы. Перевозка всей этой массы народа предоставляла работу всему Ливерпулю – и морякам, и торговцам, и владельцам гостиниц. Иногда у людей заканчивались деньги, и они оседали в Ливерпуле, что добавляло колорита в местную публику. Массовая эмиграция закончилась к 1910-м годам. Надо отметить, что по приезде в Америку имигрантов осматривал врач и где 2% приплывших отправлялось обратно. Поэтому американцы такие сильные и здоровые:-) Они осознано проводили генетический отбор на начальной стадии становления своего государства.

Когда закончился период массового бегства в страну обетованную и исчезла потребность в судах для перевозки масс людей, владельцы пароходных линий стали строить роскошные корабли, работающие на пару, а потом и дизеле, для путешествий богатых и знаменитых. До сих пор этот вид путешествия и отдыха считается самым престижным и дорогим, и существовал и до сих пор существует определенный этикет поведения на таком судне, где давались свои балы, размещались роскошнейшие библиотеки, игровые для детей, спортзалы для взрослых, салоны красоты, бильярдные, курительные и прочее, прочее:-). Забвная информация – до 50-х годов для мужчин и женщин существовали разные бассейны, и даже дети должны были играть только с представителями своего пола:-) А стюард или официант мог заработать на чаевых больше, чем получал капитан судна! Ванну вы могли принимать или из соленой воды, или из пресной, причем для соленой воды было свое специальное мыло. Однако на борту судна магазины, как мы их сейчас понимаем, появились только в 50х годах: до этого открытки покупались в библиотеке, а бутиков одежды и вовсе не было. Я там увидела очень интересный чемодан – стоит на боку и там можно вешать одажду, как в шкаф! Модель каюты Диккенса, когда он путешествовал в Америку с женой, тоже представлена. Кстати, в Англии вообще умеют совершенно роскошно строить шикарные модели.

Во время войны Ливерпульские доки были главной военной базой – здесь базировались американские корабли, отсюда отправлялись английские корабли в июне 1944 года для высадки в Европе во Франции, Д=день. Никаких военных фоток не сохранилось – фотографировать было нельзя.

За доками на набережной главное здание порта, потом – Кунард (крупнейная корабельная компания), потом здание таможни. Все они были выстроны в 19 веке, а за ними – минут 5 если не больше идти, раполагается церковь св. Николая. Я уже решила, что она русская церковь, а потом вспомнила, что Николай – покровитель путешественников и моряков. Эта церковь стоит на возвышении и отгорожена стеной, подниматься к ней надо по ступенькам. Так вот – еще в 19 веке река Мерсей при приливе заливала все это пространство до церкви! А говорят, что уровень воды в мире повышается в связи с глобальным потеплением. При церкви совершенно замечательный, какой-то вневременной и даже внеземной сад, открытый для посетителей 24 часа в сутки.

Очень сильное и яркое впечатление от еще одного музея на территории - небольшая комнатка, где представлены способы развлечения 50 годов 20 века. На стенах написаны картины приморских городков - что меня поразило: словно у нас в 50 годах. Какая-то отчаянная и искренняя жажда жизни, огромная залитость солнцем, энергия, брызжущая через край, радость, даже одежда такая же.

Ливерпульский музей – очень хорош. Это не краеведческий музей, как можно было бы предположить, а там есть и планетарий, и прекрасная коллекция минералов, и совершенно неожиданно – одна из лучших в Англии после Лондона египетская коллекция, очень неплохая коллекция античная. Все это – подарки городу. Одна из гробниц – одна из древнейших в мире, но её разбомбило во время войны, и она была не так давно отреставрирована. Все музеи в Ливерпуле, кстати, бесплатны.

Перед музеем – парк со скульптурами выдающихся людей Ливерпуля. Несмотря на снег – везде цветы.

Profile

ragnali: (Default)
ragnali

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011 12 1314
1516171819 20 21
22 232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios