ragnali: (Default)
Удивительно, насколько все-таки мы мало меняемся и много общего остается между природой и нами.


via


via
ragnali: (Вдвоем)
Кажется, жалость теперь совершенно вырвана из русской жизни и из русского сердца. Поколение, воспитанное революцией с энергией и даже яростью, борется за жизнь, вгрызается зубами не только в гранит науки, но и в горло своего конкурента-товарища. Дружным хором ругательств провожают в тюрьму, а то и в могилу, поскользнувшихся, павших; готовы сами отправить на смерть товарища, чтобы занять его место… «Злость» — ценное качество, которое стараются в себе развивать…

Г.П. Федотов. «Письма о русской культуре» 1938

Некоторые параллели прослеживаются, революции Октябрьские или перестроечные одинаково влияют на людей...
ragnali: (Default)
Я как-то уже упоминала об одном удивительном музее в Париже - музее Архитектуры, но все никак не могу собраться о нем написать. А тут увиденная фотография опять заставила вспомнить.


Эдмондо Сенаторе
via [livejournal.com profile] aldanov 

Музей этот небольшой, но он поразительно наглядно показывает этапы развития архитектуры, а следовательно и человеческого духа и самоосознания. На третьем этаже размещены фрески в специальных отсеках-часовенках, а в одном зале - картина 15 века, изображающая городок. Картина была написана по заказу дипломата Rigault d'Aureille, который был на службе у королей Людовика 11, Карла 8, Людовика 12 и Франциска 1. (Это же надо суметь такое количество королей вынести!). Но короли - дела давно минувших дней, а вот картину можно вполне увидеть и сейчас.

Read more... )
ragnali: (Default)

Иллюстрация к "Человеку-невидимке"


Путешествие в город Пяти Лун


Разлука
Read more... )
ragnali: (Взгляд)
Всякий раз, когда я в Москве, я езжу по МКАД. С самыми разными чувствами. И эти самые разные чувства очень далеки от тех, которые я испытала от старых МКАДовских фотографий. Ностальгия то ли по детству, то ли по дорожной провинциальности...





Read more... )
ragnali: (Лесная фея)

 Карта англичанина. Грейсон Перри. (1960 г., факультет изящных искусств, Университет Портсмута).  

Карта Англичанина - это карта придуманного острова, разделенного на графства Секс, Нежность, Миф и др. Населенным пунктам, горам, речушкам присвоены названия человеческих качеств, желаний или понятий окружающего мира (Уверенность, Похоть, Спокойствие). Центром карты является сознание (озеро посредине карты, рядом с которым деревушка Фотоальбом и церквушка Бессмысленность), и сознание любого человека можно изобразить именно в виде такой карты (с точки зрения художника) с той разницей, что моря-соседи, столицы-ценности и страхи-леса у каждого будут свои.


Read more... )
ragnali: (Вдвоем)
Одним из серьезно пострадавших во время второй мировой войны французских городов был Гавр. В битве за Нормандию город был практически уничтожен: погибло 5 000 людей и разрушено 12,000 домов. После войны город был воссоздан по проекту архитектора Огюста Перре, известного не только тем, что когда-то под его началом работал Корбюзье, но и тем, что жилые дома Перре стали одним из прообразов советской «хрущёвки».

Помимо жилых домов Перре построил и удивительную церковь в Гавре - церковь св. Иосифа. Снаружи церковь напоминает маяк, что не случайно: Гавр является одним из крупнейших портов Франции. Башня церкви возвышается на 107 (110?) метров, являясь одной из самых высоких во Франции. Внешне это очень простая постройка, однако изнутри церковь распахивается 12,768 кусочками цветного стекла, создавая непередаваемо прекрасную игру света и цвета на деревянных перекрытиях храма. Церковь св. Иосифа имеет шатровое перекрытие, как в древнерусских церквах, возможно, это самая большая церковь за пределами России подобного рода.


Церковь снаружи
Read more... )
ragnali: (Игра)
Никогда не думала, что музыку можно нарисовать...


Из книги Альберта Капра "Эстетика искусства шрифта".
Read more... )
ragnali: (Default)
В Средневековье государство было несоциальным образованием с редкими чертами социальности. Оно делилось на вотчины и состояло не из свободных граждан, а из людей, которым случилось родиться в конкретном месте. .. а власть основывалась на обычаях и только потом на законах.

У. Оден. "Лекции о Шекспире"

Рынки тюдоровского Лондона

Начальствовали над рынками мэр и его совет, и именно они назначали продажные цены – то есть, никакой рыночной экономики, цены были фиксированы по границе максимума: дешевле можно, дороже нельзя. Три вещи считались тяжелейшим преступлением в торговле: перехват (перекупка продукции раньше, чем она попадала на рынок, в радиусе 15 миль от города), поглощение (скупка вообще всего продукта, как то зерна в неурожайный год, позволяющая выкручивать у канцелярии мэра ту цену, которую хотел установить продавец), и перепродажа (когда товар покупался на одном рынке и перепродавался на другом – дороже). Штрафы за такую деятельность были значительные: некий Роберт Вуд был оштрафован в 1580 году на 6 шиллингов 8 пенсов за то, что перехватил стадо овец в Паддингтоне, прежде, чем они попали на рынок.

Совершенно особое положение в Лондоне имели пекари. В 1559 году в столице были зарегистрированы 127 пекарей. Каждая буханка выпеченного хлеба несла на себе печать мастера – состав, вес и цена хлеба были жестко фиксированы канцелярией мэра. Пекари не делали свой профит на продаже – канцелярия использавала сложную формулу, включающую расходы (стоимость инградиентов) и помощь членов семьи, вплоть до двоих детей и, почему-то, одной кошки и одной собаки. То есть, пекари получали не профит от торговли, а компенсацию от администрации, обеспечивающую им доход, который администрация считала достаточным.

cookery_lost
ragnali: (Default)
Меня всегда увлекали изображения домов: каждый дом словно лабиринт, путешествие во времени, беседа с его владельцами. В каждом есть какой-то код, ключ к пониманию его хозяина, времени или себя самой. Интересно наблюдать, насколько тема дома постоянно присутствует во все эпохи и у разных народов.


Лувр. к 12 - н. 13 вв. Один из самых старых резных алтарей в Лувре. Возможно, первая работа такого уровня, где двухмерное искусство практически превращается в трехмерное. В самой верхней части - резные верхушки домов града небесного, конечная цель христианина.
Read more... )
ragnali: (Default)
Совершенно случайно наткнулась на удивительный рассказ о Дафне и Аполлоне Бернини сестры Венди. И была очарована ею самой : монахиня, которая ежедневно по 7 часов занимается медитацией, молитвами и размышлениями, беседует о наиболее ярких произведениях искусства, "потому что это наше наследие". Удивительна история её появления на ВВС: статьи Венди, по-видимому, попали на глаза молодому сотруднику ВВС, и он решил, что из нее получится прекрасный ведущий для их новой программы о Национальной галерее, поскольку женщина умела предельно просто и ясно доносить до читателей свои мысли. И он смог убедить продьюсеров в своем выборе. Сама сестра Венди телевизор не смотрела до того момента и проживала в монастыре.


Говорит сестра прямо в камеру, не составляя никаких сценариев, и снимающие программу заранее не знают, о чем именно она собирается рассказывать в новой части: Венди считает, что делать предварительные записи для программы было бы неправильно - письменная речь существенно отличается от разговорной, а ей необходимо беседовать с людьми об искусстве напрямую, от сердца.

Исключительно обворожительная женщина. Кстати, у нее степень с отличием по английскому языку от Оксфордского университета. 


А это беседа с ней самой. И продолжение её серий об искусстве.
ragnali: (Default)
ИЗ ВАГАНТОВ

Казалось бы, что может быть общего у ирландских морских разбойников и смиренных студентов? А очень много, как оказалось!



(вольный перевод предыдущего видео)
Во французской стороне, на чужой планете
Предстоит учиться мне в университете,
До чего тоскую я, не сказать словами,
Плачьте ж, милые друзья, горькими слезами.
На прощание пожмем мы друг другу руки,
И покинет отчий дом мученик науки.
Вот стою, держу весло, через миг отчалим,
Сердце бедное свело скорбью и печалью…
Тихо плещется вода, голубая лента.
Вспоминайте иногда вашего студента!
Много зим и много лет ХЕЙ! Прожили мы вместе,
Сохраним святой обет ХЕЙ! ХЕЙ! Верности и чести,
Ну так будьте же, друзья, живы и здоровы,
Верю, день придет, когда свидимся мы снова.
Всех вас вместе соберу, если на чужбине,
Я, случайно, не помру от своей латыни…
Если не сведут с ума римляне и греки,
Сочинившие тома для библиотеки,
Если те профессора, что студентов учат,
Горемыку- школяра насмерть не замучат,
Если насмерть не упьюсь на хмельной пирушке,
Обязательно вернусь к вам, друзья-подружки.
Всех вас вместе соберу, если на чужбине,
Я, случайно, не помру от своей латыни…
Тихо плещется вода, голубая лента.
Вспоминайте иногда вашего студента!
ХЕЙ!
ragnali: (Жизнь)




По мотивам беседы о связи возраста и танцев. Для неспешных контрдансов вполне подходят старинные и устоявшиеся интерьеры, а для новых танцев нужны новые просторы и вертикали. Домашний уют и замкнутое пространство бальной залы, закрытость внутренней жизни прежних времен сменяются отчаянными кульбитами на зеркальной стене, которая отражает только внешний мир.

Забавно, правда? Прежде мы читали книги, а теперь быстро движущуюся "стену" в Фейсбуке, прежде у каждого в танце было свое определенное место, а теперь нужна страховка. Другое время, другие танцы...
ragnali: (Жизнь)
"Мм... Доктор Борменталь, умоляю вас, мгновенно эту штучку, и если вы скажете, что это... Я ваш кровный враг на всю жизнь… Есть нужно уметь, а представьте себе - большинство людей вовсе есть не умеют. Нужно не только знать, что съесть, но и когда и как".

Я прежде никогда не слышала о музее на Ки Бранли, а ведь в Париже он, оказывается, входит в десятку самых посещаемых мест. Любопытство сгубило многих млекопитающих, ну и я за компанию пала его жертвой. Здание музея притаилось в какой-то сушеной траве, и я почувствовала себя лысой львицей на охоте: зверь был мне совершенно незнакомый, но странно притягательный. Я походила кругами вокруг составленного из кубов, змеящегося строения на нескладных опорах и нырнула внутрь.


Ощущение охоты продолжалось: я двигалась по узкой тропинке среди серых скалистых барьеров в приглушенном свете, под ногами струились неуловимые буквы, вытягивающиеся в непонятные слова, откуда-то доносились голоса невидимых мне людей – каждый преследовал свою добычу. Я немного попрыгала по буквам – такого в моем детстве не было, и я наверстала упущенное, и вышла на полянку с деревянным монстром, безмолвно стерегущим четыре дороги – на Африку, Океанию, Азию и Америки. Я выбрала дальнюю правую…

 

Read more... )
ragnali: (Default)
Англичане - люди загадочные, но люди вообще существа не всегда вразумительные. Скажем, какие у вас возникают мысли при виде такой столовой? Чего бы вам захотелось отведать? Захотелось бы есть в принципе? Ну когда-то бы, пожалуй, и захотелось. Но стремиться в таких апартаментах к традиционной овсянке на завтрак ... Хотя, возможно, именно тяга к простой и здоровой жизни выступает тут как альтернатива интерьерам. Баланс и гармония в жизни английских маркизов.



А вот к занятиям в маркизовой библиотеке или прогулкам в просторном салоне хочется приступить немедленно, особенно с учетом нашего заболотившевшегося, замшелого лета.
Read more... )
ragnali: (Взгляд)
Больше всего в путешествиях мне нравятся маленькие музеи: именно там ярче чувствуется и воспринимается нечто неуловимое, что и составляет историю, эпоху или суть страны и личности. Каждый маленький музей в глубине души я считаю немножечко своим, а если он к тому же и не очень известный, то к этому чувству примешивается нотка тайной гордости первооткрывателя. И все-таки, прежде чем открыть новую дверь, я слегка настороже: а вдруг моя теперешняя находка меня разочарует?

Коллекция гостиных в Музее Джеффри весьма уютное путешествие во времени, позволяющее проследить любопытнейшие параллели и увидеть прообразы современной мебели. Но самым поразительным мне показалось изменение стиля гостиных за последние 400 лет - от мужского к женскому и до современного унисекс.

В 1600 году в Англии насчитывалось 300 семей из аристократических и дворянских кругов: это было небольшое закрытое общество, которое и являлось основным заказчиком произведений искусств и изделий ремесленников. вещи отличались качеством, товаров широкого потребления не было, как и массового потребителя. Массовый потребитель возник с появлением среднего класса, известного до 19 века как “middling sort” (средний, второсортный; тот, что посередине; путающийся, вмешивающийся). Представители этого класса занимались бизнесом и торговлей, юриспруденцией, медициной, финансами. Будучи немногочисленным в 17 столетии, к 19 веку английский средний класс занял прочное место в социальной иерархии и оказал колоссальное влияние на становление викторианской морали и вкусов.

Средний класс изначально придерживался собственных ценностей, а не подражал знати; впрочем, ценность индивидуальной личности лежит в основе английского менталитета в целом. Наиболее полным выражением характера и вкусов представителя среднего класса является его дом – воплощение личности и культурной индивидуальности.

 
Холл 1630 г.: выполнял функцию гостиной в лондонском доме представителя среднего класса. Комната отличается исключительно «мужской внешностью» - дубовая обшивка стен со строгой резьбой, дубовая прочная мебель, большой камин, занимающий центральное место, пол устлан камышовой циновкой, которую могли в те времена сбрызгивать водой или усыпать свежими травами, зеленые плотные портьеры на окнах. В первой половине 17 века холл на втором этаже (на первом традиционно располагался «офис» хозяина – магазин или мастерская) служил и столовой, и гостиной, и жилой комнатой, где обитали и хозяева, и служащие, и слуги. Очарование и уют залы – в её функциональности и строгой слаженности, отсутствии лишнего, естественности, т.е. чертах, которые позднее стали ассоциироваться с мужским кабинетом.

Read more... )
ragnali: (Default)
Я люблю Венецию. Мне там ничто никогда не мешает - ни торопливые толпы людей, ни гул многоголосья, ни голуби. Иногда кажется, что жизнь измеряется только теми днями, которые найдены в Венеции. Для меня она - воплощение жизни: расслабленной, но насыщенной, яркой, но не пестрой, полной истомы, но не ленивой. Даже влажность и стылость камней меня не сковывают, как в Петербурге, - в двух шагах плавится воздух от итальянского солнца.

И потому "Утро в Венеции" - это как задержка дыхания: это не МОЯ Венеция, это не та Венеция, к которой я привыкла и которая меня тянет с неодолимой силой. Это ДРУГАЯ Венеция. Венеция сама по себе, живущая своей жизнью, вытягивающая свои затоптанные набережные и расправляющая съежившиеся от многочисленных фотоаппаратных кликов здания. Венеция, которая дышит и которая слегка кружится в утренней солнечной дымке...


"Утро в Венеции". 1834 Коро
ГМИИ

Read more... )
ragnali: (Жажда приключений)
Для меня Леди Годива (980 - 1067) всегда была воплощением цельности и силы женского характера - иметь смелость на свое мнение и оставаться милосердной, не рассыпаясь от противостояния. По силе личности она ассоциировалась с Фредегондой (540\45 - 597), которая за свою недолгую жизнь успела пройти путь от служанки и наложницы меровингского короля Хильперика I до его жены и матери его сына короля Хлотаря II. Фредегонда не только по очереди удалила двух предыдущих жен Хильперика с престола и взошла туда сама, но, возможно, отравила самого короля и стала единоличной правительницей и воительницей, принимая личное участие в сражениях и ужасая своей жестокостью и хитростью. О силе Фредегонды, её честолюбии и талантах можно судить по заклятому врагу её - австразийской королеве Брунгильде, послужившей прототипом Брюнхильды из "Старшей Эдды" и валькирии Брингильды. Только очень сильные личности могут похвастаться такими врагами!


"Фредегонда приходит навещать умирающего Претекстата" (кстати, ею же и отравленного)
Л.Альма-Тадемы, ГМИИ им. А.С.Пушкина.
Read more... )
Разница - в приложении сил: созидать или разрушать. Можно приходить и созерцать уходящую душу, как Фредегонда (или Лев Толстой), и разыгрывать увлекательную шахматную игру с судьбой или - проехать верхом на лошади, осветив перламутровым телом темные домишки и подарить немного надежды и радости...
ragnali: (Default)
Черно-белые фотографии у меня вызывали сложные чувства - они завораживали своей ясностью и - чем-то пугали. Понять я этого не могла, но хорошо помню то ощущение смутной тревоги. Лишь недавно эта тревога ушла, и я осознала её причину - черно-белая фотография бередила мне душу своей отсылкой на военные кадры, невозможностью изменить то, что ушло, завершенностью событий, моей непричастностью к изображенному, непримиримостью и безразличием к оттенкам жизни - только то, что есть.


http://devushka-iz-spb.livejournal.com/41192.html

Цветные фотографии полны яркой энергии и бодрой силы - Жизнь прекрасна! Такое видение мне кажется не очень естественным - жизнь очень разная, и попытка видеть окружающее только с яркой стороны обедняет мир вокруг нас, делает его слишком лубочным и глянцевым.


http://community.livejournal.com/fotoparis/250119.html

А вот картина рисует мне другой мир. Он разный - черно-белый и цветной, печальный и светлый, полный людей и одиночества, лунных дорожек и солнечных поцелуев. Он не застывший кадр, а вечно живой и движущийся независимо от того, смотрю я на него или нет. Это мир, частью которого я живу...
Read more... )

Фотографии - это грани Парижа. Картина - Париж вне граней.

Profile

ragnali: (Default)
ragnali

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011 12 1314
1516171819 20 21
22 232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios