ragnali: (Взгляд)
Номинально - три века назад. Некоторые фотографии - как из музеев о викторианской Англии. И все как-то чистенько, уютно, прибрано. И очень деловито.





Read more... )
ragnali: (В пути)
Тема возникновения первых городов меня интригует до чрезвычайности, поэтому эта часть выставки, демонстрировавшая артефакты самых ранних городов и цивилизаций, представляла для меня особый интерес.

Первые города, как известно, появились в районе плодородного полумесяца где-то 7 000 – 5 000 лет назад в южной части современного Ирака. Поселившиеся там люди первыми в мире смогли одомашнить животных и растения и перешли к оседлому образу жизни. Благодаря образующимся запасам пищи они получили возможность содержать несельскохозяйственных специалистов – ремесленников, профессиональных воинов, вождей, постепенно забирающих в свои руки власть, которой не существовало в эгалитарных собирательских общинах, и жрецов.

Именно тогда люди стали обосновываться в поселениях крупнее традиционных деревень, образуя первые города и большие сообщества с царями и жрецами во главе. Что именно послужило причиной возникновения городов, сказать наверняка сложно, однако считается, что цивилизация, города и архитектура развивались бок о бок: новым правителям и служителям культов для подтверждения их могущества требовались вместо привычных крошечных глинобитных построек внушающие трепет здания, символизирующие их силу и божественное происхождение власти. Поэтому появились храмы, дворцы, общественные строения, окруженные мощными стенами со сторожевыми башнями для защиты новых городов.

Одним из первых городов считается Эриду (Ирак) – во всяком случае, свидетельства о нем дошли до наших времен, как и зиккурат Эриду, между верхними кирпичами которого и основанием находится по крайней мере 16 разновременных строительных слоев, самый ранний датируется примерно 5 000 до н.э.


Зиккурат Эриду
Read more... )
ragnali: (Default)
Что ценили перед Великой Депрессией и что ценят сейчас.

Мичиганский Театр был построен в 1925 году. Концертный зал был одним из самых крупных в штате. С тех пор там размещались телевизионные студии, ночной клуб, концертная площадка для рок-групп. В 1976 годы арендаторы офисов, которые находятся в этом же здании, потребовали у владельца здания обеспечить их парковкой, и...он обеспечил.


Read more... )
ragnali: (У моря)
Приплыло из фленты: бассейны-инфинити. Доплыть за облака или горизонты...




Read more... )
ragnali: (reality)
Как вы относитесь к слову "креатив"? Что оно для вас означает? Какие примеры креатива вы можете привести?

Я, признаться, его совсем не понимаю. Я понимаю, что есть художники, архитекторы, кулинары, цветоводы, врачи - все мы что-то создаем, как правило, но почему это не креатиыные работы, я не понимаю.

Сейчас набрела вот на такую оперную сцену на воде. Изобретательно! Не знаю, правда, как в такой влажности петь - хорошо ли для голоса.

На Констанцском озере в Австрии установлена один из самых внушительных оперных сцен, которые когда-либо создавались. Фестиваль Брегенца создает такие сцены с 1946 для своей торговой марки "Опера". Оперная сцена установлена на неподвижном ядре, поставленном на якорь. Плавающая сцена должна быть на две трети больше, чем обычная, таким образом, она не сливается с естественной средой. Все декорации - водонепроницаемы.



Read more... )
ragnali: (Легкое)
Озерный край - удивительное место. Даже для живописной и ухоженной Англии. На самом деле всей красоты озера Уиндермиер я так и не увидела, потому что стоял совершенно непробудный туман, и два моих плавания по озеру напоминали блуждания во сне или молоке, когда очертания берегов и домиков и причалов становятся более - менее видимыми на достаточно близком расстоянии. Гор вокруг я так и не различила.



Зато я хорошо помню расщепленное небывалой грозой дерево на берегу - одно из самых старых в округе, спокойных уток, крошечный заброшенный островок, торчащие из воды какие-то темные сваи, сами холодные и сырые пароходики словно из 19 века, полное ощущение озябшести и нереальности происходящего, когда только большая кружка горячего чая с молоком кажется восхитительно живительной и единственно реальной.

Каждый домик или мощеная улочка, размытые моросящим дождем, не по-деревенски бодрые, молодцеватые часы на площади, словно из другого измерения, довольные даже мокрой жизнью белые овцы в толстых шубах, слегка галдящие в доках мужчины и мальчики, чуть громче, чем это у англичан принято, обсуждающие - само собой! - английскую морскую тематику - в данном случае спуск лодок на озеро - вся жизнь этой небольшой деревушки, занавешенной дождем и объединенной влагой с озером, казалась продолжением самого озера. Деревенька словно обнажилась из-за дождя, и на берег сошла вся жизнь, которой бурлит (плавно движется) озерная жизнь. Пропитанный водой воздух позволил озеру обнажить уклад подводной жизни...

Read more... )
ragnali: (мой мир)
Некоторые вещи совершенно прекрасны в своей неизменности.

Июнь. Великолепный часослов герцога Беррийского, самая известная иллюстрированная рукопись XV в.


А кто-нибудь знает, почему они косили в июне? Мне казалось (вернее, я даже сама участвовала в этом мероприятии), что пора сенокоса наступает позднее.
ragnali: (Default)
Бесс Хардвик (1521 – 13 February 1608) была удивительной женщиной: родом из обедневшего дворянства, к концу жизни она стала самой богатой женщиной в Англии, по слухам - богаче самой Елизаветы I. Но если она и не была богаче королевы, то второе место у Бесс было абсолютно точно.

Первый раз она вышла замуж еще совсем ребенком - пожалела умирающего мальчика. Вторым её мужем стал сэр Уильям Кавендиш - это был брак по любви. Бесс в замуестве родила восемь детей, из которых выжило шестеро, что было совсем неплохо по тем временам. К мужу Бесс питала самые глубокие и искренние чувства, которые она сохранила даже в следующих замужествах: спустя десять лет после смерти Кавендиша она подписала свое письмо Елизабет Кавендиш... Третьим мужем стал сэр Уильям Лоу, а последним - Джордж Тальбот, 6 граф Шрусбери, доверенное лицо Елизаветы I. Настолько доверенное, что именно ему было поручено охранять Марию Шотландскую, для которой в их родовом поместье Чатсворт было создано 9 комнат. Двое детей Бесс сочетались брачными узами с детьми Тальбота, и именно им принадлежали колоссальные имения и владения Бесс. У супругов поначалу были хорошие отношения, однако неуемная страсть Бесс к строительству и разногласия по поводу детей привели к разрыву между ними.

Однако в историю Бесс вошла как создательница двух самых ярких загородных домов в сельской Англии, одним из которых и является Hardwick Hall. Строительство дома началось в 1590, когда Бесс было 69 лет, и завершилось в 1597. Сначала Бесс практиковалась на своем отчем доме Old Hardwick Hall, который расположен рядом, а потом приступила к созданию своего шедевра, который практически неизменным дошел до наших дней: Кавендиши и без него владели 5 поместьями, поэтому после смерти Бесс дом закрыли и использовали в качестве хранилища или как вариант для гостей, не вошедших в остальные дома. Поэтому Hardwick Hall один из наиболее сохранившихся домов Елизаветинского периода в Англии.

Read more )
ragnali: (Время года)
У нас была длинная и холодная весна, зато сейчас цветет все и сразу: черемуха, сирень, акации, маленькие беленькие цветочки и вообще все, что способно цвести, заполняя пространство смешением ароматов и дурманов.

Не цветут только цветы у меня дома: они дружно отращивают новые упругие листочки и черенки, тянутся к солнцу и греются в солнечном тепле, будучи выселенными на балкон. Их жизнь как-то проистекает независимо от моих планов на них. Остается довольствоваться сиренью с пятью лепестками на завтрак.
А вы ищете пять лепестков? )
ragnali: (Default)
Барселона, Гауди. Поразительный контраст между грубой, словно изгрызанной оболочкой и нежной, плавной, мягкой внутренностью дома. Острые углы крепости, высокомерные выступы балкончиков, пропеллерное навершие флюгера, словно дом готовится к взлету, и хрупкость и трогательность белизны, прохлада керамических плиток, ажурность кованого железа, закругленность линий и соблазнительность лестницы...
 
Интересно видеть на двух последних фотографиях, как пальмы являются органичным продолжением дома, а вот лиственные деревья кажутся слишком простыми. 




Read more... )
ragnali: (Жажда приключений)
Один из очаровательнейших английских городков, основан римлянами. В городе римский амфитеатр, наиболее сохранившийся на территории Англии, средневековые стены, окружающие город по периметру, огромный викторианский красно-кирпичный собор, роскошные городские часы, самый старый ипподром в Великобритании, Камера Обскура, торговая галерея 13 века, а на перекрестке двух главных улиц, как и прежде, что-то выкрикивает нарядный и речистый глашатай. Он балагурит и зазывает публику, приветствуя её на разных языках. "Здравствуйте" для него сложное слово, но он быстро находит другой вариант и бодро сканирует "Привет!". Пешеходы радостно ему вторят и хлопают в ладоши, а кого-то он даже уговорил примерить колодки. Солнце разливается по каменной мостовой и обнимает улыбающихся людей за плечи.

Для того чтобы быть незаменимым, нужно быть не таким, как другие. Коко Шанель.


Read more... )
ragnali: (Легкое)
 Louis Stettner "Girl Playing In Circles, Penn Station, New York", 1958.

ЗАБЛУДИВШАЯСЯ ДОЧЬ )Опыта
ragnali: (мой мир)
 


В этой фотографии соединяются все любимые мной элементы: неявное солнце, зелень, простор, ощущение полета и - два плана. Дальний горизонт и близкие ветви.

А что вам нравится на фотографиях? Люди? Море? Перспектива? Свет? Контраст? Случайно пойманное мгновение?
ragnali: (Лесная фея)
Автобус аккуратно катился по узким дорогам среди покрытых новой весенней травой зеленых английских полей, плавно сменившихся полями уэльскими. Вокруг меня без умолку щебетали китайские и, возможно, вьетнамские студенты, но я, к счастью, не понимала ни слова и поэтому в расслабленном спокойствии вбирала в себя и неспешную зелень, и огороженные деревца, и крошечные садики местных деревенек, тихо и мирно размышляя по поводу океанов — я никогда ни одного не видела. Дорога была довольно длинной, студенты совершенно неутомимыми, поэтому внезапно наступившая в автобусе тишина и прошуршавший по ней, едва слышный полувздох-полувсхлип от задушенного очередного слова застали меня врасплох. Оторвавшись от созерцания водной глади, я на мгновение тоже перестала дышать: слева, сразу за тяжелыми арками и упругими тросами двух железнодорожных мостов, на нас неумолимо надвигались безмолвные, уходящие в небо серые круглые башни, закованные среди таких же серых, холодных стен. Казалось, мы непременно врежемся в терпеливо ожидающие нас камни, и глаза невольно, с отчаянием цеплялись за контуры мостов, которые на этот раз внушали не привычное опасение, а служили оплотом повседневной, безопасной жизни: слишком грозным и мощным, слишком огромным был Конуэй (Conway). Он подавлял, поражал и внушал чувство безотчетного ужаса и восторга, граничащего с благоговением: это был замок, построенный для ведения боевых действий, для усмирения живущих под его защитой или приближающихся к нему, и — это было безукоризненное, безупречное громадное строение, восхищавщее своей красотой несмотря на внушаемый им страх. Чудесный образчик Средневековья....



Read more... )
ragnali: (Легкое)
Вьетнамский домик - нечто среднее между первобытной пещерой, лесным приютом хоббитов и детскими шалашными постройками, сооружениями из Солнечного города Незнайки. Затрудняюсь даже предположить, сколько бы я смогла прожить в таком тереме.




Сколько бы вы прожили в таком домике? )
ragnali: (Вдвоем)
По сравнению с дворцами, особняками и домами знати невенецианской Европы, это относительно небольшое строение кажется аккуратным и строгим. Во всяком случае, мне показалось именно так: здание скрывалось в лесах, и я пробралась в музей только со второй попытки. Суетливый, узкий, колодцеобразный световой двор, множество маленьких комнатушек за стеклянными стенами, смутные статуи, то ли изъеденные временем, то ли уставшие от современности — вероятно, такой же сумбур и многолосье царили здесь и во времена разгрузки товаров с вернувшихся из дальних стран судов. Я с грустью представляла ту же сумятицу во всем дворце, пока не проскользнула на неожиданно просторную и прохладную лестницу, убегавшую на второй, «парадный» этаж Ca’ Rezzonico. И вот тут беспокойный гул постепенно перестал быть заметным, перейдя в оглушительное пространство бальной, угловой залы, привычно отгораживающейся окнами от скучающего Большого Канала.


Парадная лестница

Разница между ожидаемыми скромными комнатками и огромным, наполненным светом и золотистыми росписями бальным залом была совершенно магической: неожиданно я переместилась в совершенно иное пространство и время. Я судорожно металась между окнами, словно ожидала гостей к ужину, корчилась в этических муках между запретом фотографировать и сладострастным желанием ухватить хотя бы цифровой облик этого волшебного места, впивалась глазами в резных арапчат, навеки врезанных в кресла и канделябры залы, и мысленно примеряла бальное, необыкновенно пушистое, мерцающее золотом платье, одновременно размышляя, не прохладно ли здесь вечерами в декольтированном одеянии — чихнуть в таких условиях представлялось верхом неприличия.


Бальный зал

Read more... )
ragnali: (Жажда приключений)
Картины Парижа из музея Карнавале


Анонимный художник, 17 век
Read more... )
ragnali: (Вдвоем)

Йемен

Интересно, сколько же дверей у такого ласточкиного гнезда?
ragnali: (Лесная фея)
Я уже не раз признавалась в любви к маленьким музеям - я вообще довольно постоянна в своих привязанностях, и тем не менее в Лондоне есть музей - не просто большой, а огромный, который мне нравится не меньше музеев маленьких. Он словно ларчик с секретом, китайские костяные резные шарики, вставленные друг в друга - никогда не знаешь, что можно там найти, какой сложится узор из резных отверстий. И это самый невероятный музей, посвященный дому и его ингредиентам, - каждая его комната таит в себе массу находок.

Это V&A museum, музей Виктории и Альберта. Там можно найти все: и тяжелейшую люстру Дейла Чихули из сине-зеленого стекла на входе, которая весит 4 тонны и для которой специально укрепляли потолок, но которая выглядит так же легко и воздушно, как связка устремляющихся в небо детских шариков, маленькая фигурка ухмыляющегося терракотового юриста 16 века, колоссальная алтарная часть нидерландского собора, давно разрушенного, но бережно сохраненного здесь, в музее, этюды для фресок Рафаэля, фрески Лейтона, резное дерево, инкрустированная мебель, коллекция одежд, начиная с 11 века, которая более чем заметно напоминает труды современных подиумных дизайнеров (или наоборот?), драгоценности, обладающие такой красотой и силой притяжения взгляда, что способны заставить забыть о шатких морально-нравственных устоях, кое-как взращенных цивилизацией, и потому благоразумно размещенные в прозрачные, но непроницаемые витрины...

Музей настолько огромен, что на 6 этаже дает представление марионеточный театр, на первом свирепствует бал всех святых, а где-то открывается выставка, посвященная истории индийского искусства. V&A очень отличается от наших музеев, в которых я стараюсь дышать пореже, ресницами махать покороче, чтобы избежать упреков в создании нездоровой атмосферы сквозняков для окружающего меня музейного пространства. Совсем иное дело V&A: иногда, под Рождество, там можно даже медленно тянуть бордовое вино под звуки струнного квартета и разглядывать бесстрастные черные статуи индийских бодхисаттв...

Read more... )

Profile

ragnali: (Default)
ragnali

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011 12 1314
1516171819 20 21
22 232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios