ragnali: (Default)
Бесс Хардвик (1521 – 13 February 1608) была удивительной женщиной: родом из обедневшего дворянства, к концу жизни она стала самой богатой женщиной в Англии, по слухам - богаче самой Елизаветы I. Но если она и не была богаче королевы, то второе место у Бесс было абсолютно точно.

Первый раз она вышла замуж еще совсем ребенком - пожалела умирающего мальчика. Вторым её мужем стал сэр Уильям Кавендиш - это был брак по любви. Бесс в замуестве родила восемь детей, из которых выжило шестеро, что было совсем неплохо по тем временам. К мужу Бесс питала самые глубокие и искренние чувства, которые она сохранила даже в следующих замужествах: спустя десять лет после смерти Кавендиша она подписала свое письмо Елизабет Кавендиш... Третьим мужем стал сэр Уильям Лоу, а последним - Джордж Тальбот, 6 граф Шрусбери, доверенное лицо Елизаветы I. Настолько доверенное, что именно ему было поручено охранять Марию Шотландскую, для которой в их родовом поместье Чатсворт было создано 9 комнат. Двое детей Бесс сочетались брачными узами с детьми Тальбота, и именно им принадлежали колоссальные имения и владения Бесс. У супругов поначалу были хорошие отношения, однако неуемная страсть Бесс к строительству и разногласия по поводу детей привели к разрыву между ними.

Однако в историю Бесс вошла как создательница двух самых ярких загородных домов в сельской Англии, одним из которых и является Hardwick Hall. Строительство дома началось в 1590, когда Бесс было 69 лет, и завершилось в 1597. Сначала Бесс практиковалась на своем отчем доме Old Hardwick Hall, который расположен рядом, а потом приступила к созданию своего шедевра, который практически неизменным дошел до наших дней: Кавендиши и без него владели 5 поместьями, поэтому после смерти Бесс дом закрыли и использовали в качестве хранилища или как вариант для гостей, не вошедших в остальные дома. Поэтому Hardwick Hall один из наиболее сохранившихся домов Елизаветинского периода в Англии.

Read more )
ragnali: (Default)
Есть ли у вас сервиз - чайный, столовый, парадный, кофейный - на каждый день недели? А комната для каждого дня года? У эрлов Дорсетских, к примеру, были. Их загородный особняк (1456-86 гг., не перестраивался с н. 17 в.) называется календарным домом, потому что в нем 365 комнат, 52 лестницы, 14 входов и 7 дворов.


Лестница

Именно Knole House вдохновил Виту Саквилль-Вест на книгу "Ноул и Саквилль" 1922 г., по сути - роман о любви к дому, ныне классику по исследованию английских загородных поместий. Вита происходила из рода, владевшего имением 400 лет, но не могла его унаследовать после смерти отца из-за английских законов наследования.


Гостиная.

Бывала в Knole House и Вирджиния Вульф, близкий друг Виты Саквилль-Вест в конце 1920-х: роман Вульф "Орландо", который сын Виты назвал самым длинным любовным письмом в литературе, посвящен их взаимоотношениям.

Read more... )
ragnali: (Default)
Англичане - люди загадочные, но люди вообще существа не всегда вразумительные. Скажем, какие у вас возникают мысли при виде такой столовой? Чего бы вам захотелось отведать? Захотелось бы есть в принципе? Ну когда-то бы, пожалуй, и захотелось. Но стремиться в таких апартаментах к традиционной овсянке на завтрак ... Хотя, возможно, именно тяга к простой и здоровой жизни выступает тут как альтернатива интерьерам. Баланс и гармония в жизни английских маркизов.



А вот к занятиям в маркизовой библиотеке или прогулкам в просторном салоне хочется приступить немедленно, особенно с учетом нашего заболотившевшегося, замшелого лета.
Read more... )

Ham House

Jan. 25th, 2010 01:25 am
ragnali: (Default)
В суровую зиму так и хочется поуютнее устроиться в прочном, надежном и теплом доме, обшитом деревянными панелями, разжечь камин, укутаться привычным пледом и погрузиться в житие-бытие времен давно ушедших….

Снегом в эту зиму засыпало не только нас, но и английский краснокирпичный загородный особняк 17 века Ham House, что в Ричмонде, на Темзе, в графстве Суррей.



Особняк этот был выстроен в 1610 г. для сэра Томаса Вавасура, придворного Джеймса I, а в 1626 г. он перешел к Уильяму Мюррею, «мальчику для битья» будущего Карла I. У царственного отпрыска и Мюррея сложились теплые, дружеские отношения: Уильям даже разделял вкусы Карла в архитектуре и искусстве, знание которых ему очень пригодилось при перестройке и оформлении интерьеров нового дома в 1637-39 гг. Во время Гражданской войны Карл верному "маленькому Биллу Мюррею», своему личному курьеру, даровал титул эрла Дайсарта, который Мюррей передал старшей дочери, рыжеголовой Элизабет.

Elizabeth Murray, by Sir Peter Lely, c.1648

Девушка слыла не только красавицей, но и умницей и получила прекрасное образование: ей преподавали философию, историю, теологию и математику помимо обычного курса ведения домашнего хозяйства. Среди прочих качеств современники отмечали её «неуемное честолюбие, чрезмерную расточительность и ненасытную алчность».      Read more... )

Lyme Park

Jan. 31st, 2009 12:47 pm
ragnali: (Default)
Кто боится Вирджинии Вульф, тот наверняка не смотрел Pride and Prejudice 1995 года от ВВС, но поскольку народ мы храбрый, кризисами протомленный, то к милым пишущим дамам, как и к мисс Марпл, мы относимся с подобающей уважительной предусмотрительностью, но без ограничительных последствий в виде страхов, а посему фильм вскормил не одно поколение любителей Британии. И встреча героев в парке у пруда на фоне роскошного особняка поместья Пемберли запала не в одну юную, да и не очень юную душу. Моя подружка как раз заканчивала свое обучение в Экситере, когда фильм вышел на экраны, и рассказывала впоследствии, что англичанки всех размеров, мастей и возрастов теряли себя порыве страсти, когда идеальный – почти! - герой бросается в пруд… поплавать!

К героям я равнодушна, а вот загородные дома и их парки наполняют мое сердце неизменно пылкой и совершенно некорыстной страстью. Может быть, я в предыдущей жизни была каким-нибудь дворцом? Или хотя бы павильончиком? Не знаю, но поездку в Лайм парк я смаковала задолго до её воплощения и выбралась туда холодным майским днем, хотя предпочла бы день потеплее, безусловно:-).

Read more... )
ragnali: (Default)
Мою привязанность к фрескам объяснить довольно сложно: если следы моего младенческого восторга перед живописью до сих пор наглядны в маминых старых альбомах, то фрески я увидела и сразу прикипела душой уже в самостоятельном возрасте. А сочетание фантастических фресок с прохладной архитектурой виллы и необыкновенного фонтанного террасного сада с видом на долину – это и есть вилла д’Эсте…



Вилла была построена по приказу кардинала Ипполита д’Эсте, сына Альфонсо I д’Эсте и Лукреции Борджиа. Она стала своеобразным утешительным призом Ипполиту, чьи надежды на папскую тиару потерпели крушение, и, став губернатором Тиволи, кардинал все свои силы и немалые средства бросил на создание виллы, соперничающей в роскоши с виллой императора Адриана, которая находилась поблизости, но уже в полуразрушенном состоянии. Мрамор и статуи, а главное идеи по разработке планировки виллы, сада, а также сюжетов фресок виллы Адриана послужили на благо виллы д’Эсте, которая создавалась и украшалась в течение 22 лет (1550-1572) до самой кончины Ипполита. В свою очередь вилла послужила образцом для подражания для многих европейских садов и парков, а сейчас она внесена в список культурного наследия ЮНЕСКО.

Кардинал, однако, начинал не на пустом месте: он выбрал бывший Бенедиктинский монастырь, к перестройке которого приступил в 1540 кардинал д'Альбукерке из Кордовы, (а надо отметить, что монахи умели выбирать красивейшие места) и возвел свою виллу вокруг клуатра, который можно видеть и по сей день. Святость места, как и набожность кардинала, особенно проявляется в фонтане со спящей нимфой, которую охраняет геральдический орел д’Эсте. Фонтан был покрыт мхом, и его зеленые усики любовно обвивали обнаженное мраморное тело, зябнущее в сочащихся каплях, – было прохладно. И деревца в кадках стояли укутанными – им тоже было прохладно…

А вот в просторных залах виллы зябкость сменилась ощущением необыкновенной торжественности и красоты редкого достоинства. Бывают мгновения, когда чувствуешь себя владычицей мира без помощи золотой рыбки, и на время всего моего завороженного шествия по этой небольшой, в сущности, вилле я превратилась в долгожданную гостью, равную ей по знатности и спокойному величию.

Read more... )
ragnali: (Default)
 

Впервые я увидела Хэмптон Корт именно таким, когда, гуляя вдоль Темзы, мы зашли в парк смотреть оленей. Дворец меня тогда не поразил – показался слишком однообразным, типичным и чересчур красным, в то время как парк был удивительно хорош, особенно часть за ажурной решеткой, забраться на которую я не преминула. Спустя почти два года я вошла во дворец с другой стороны и мысленно порадовалась: загородные дома английских аристократических семей завораживают и притягивают уютом и невероятной возможностью попасть в иное время, а Хэмптон Корт.… А Хэмптон Корт в этом просто не нуждается.

Хэмптон Корт начал свое существование как амбар, принадлежавший некогда ордену рыцарей св. Иоанна, и вполне возможно, если бы не Томас Волси (Уолси), никогда бы не перерос во что-то большее. Однако, кардинал, лорд-канцлер и первый министр Генри VIII сотворил из Хэмптон Корта великолепную резиденцию, которая, по слухам, немало послужила его падению. Страстный монарх тоже потрудился над Хэмптон Кортом, вкладывая в него деньги из разоренных им монастырей, и Хэмптон Корт сейчас – один из двух уцелевших до наших дней пятидесяти дворцов Генри VIII…

Read more... )
ragnali: (Default)
Недалеко от Москвы в Тульской области на Оке расположена усадьба Поленова, замечательного русского художника.

Он много лет мечтал о домике на берегу Оки, и в 1890 году совершилась желанная покупка земли в деревне Бехово. Но Поленову больше всего нравился высокий холм над Окой, носивший красивое название "Борок". Владела этой землей крестьянская община, которая не имела права продавать землю, поэтому был совершен обмен: 8 июня 1891 года Поленов получил во владение "Борок", а крестьяне - в два раза больше пахотной земли. В то время, когда русские усадьбы приходят в упадок, художник создает грандиозный проект усадебного комплекса. 16 августа 1891 года был заложен дом, а 30 сентября начали возводить стены. И уже 2 октября 1892 года семья переселилась в новый дом, именно эту дату и принято считать днем создания музея.

Художник не только построил дом, но и создал усадебный комплекс со всеми хозяйственными постройками, которые сохранились и функционируют по сей день.

Место удивительно красивое, тихое и невероятно русское с видами на Оку и далекую ширь.

 


Read more... )
ragnali: (Default)
Кульминацией следующего дня стало посещение мюнхенской резиденции. Честно говоря, я не ждала ничего особенного, но как добросовестная туристка я направила туда стопы свои в целях расширения своих познаний по излюбленной теме: декоративно-интерьерное убранство. Вход отыскался не сразу, кассир, на мой вопрос, стоит ли туда идти и платить такие деньги, обиженно заявил, что резиденция больше Букингемского дворца (я не сразу поняла, почему Букингемский, а не Эрмитаж:-), но потом почувствовала себя польщенной) и что там 300 комнат. После посещения Нимфенбургского дворца я ничего особенного не ждала, и поначалу вяло тащилась мимо шпалер. Количество их родственников меня впечатлило и ужаснуло (я и не подозревала о таком длинном генеалогическом древе) – это же всех надо выучить, наследникам, я имею в виду. Встрепенулась я в гроте – во дворе, на террасе за колоннами из ракушек был вылеплен и раскрашен грот, с разноцветными колоннами, фигурками индийских божеств, арками и фонтанчиками: все это резко отличалось от немецкого стиля и дворцовой предсказуемости.

Следующий зал (Антиквариум) меня просто поразил: во-первых, мне показалось, что я в Вестминстере, в зале св. Стивена. Я никак не могла уловить, что же именно меня навело на такую мысль, а потом поняла: пропорции. И сводчатые потолки, и удлиненные арки, ведущие к глубоким окнам, у которых легко представить себе вышивальщицу при угасающем свете, и настенные вьющиеся росписи, и многоуровневые ряды бюстов и небольших статуй, вытертый старинный мрамор пола. На мраморных приступочках лежат толстые коврики для туристов (немецкая заботливость!). В длинном зале когда-то пировали за длинными столами, а позже был воздвигнут помост для владельца, на котором (помосте) я из соображений историчности сфотографировалась:-).
Очень хороши были Trier Rooms, хотя и несколько темноваты: тяжелая мужская роскошь, потемневшее дерево и позолота, каменные шахматные полы, впечатляющие дверные притолоки из искусственного мрамора, бункерная толщина стен, гобелены во всю стену, резные рисованные многоуровневые потолки с позолотой, окна с мелкой расстекловкой, напоминающие окна в тереме. Полное впечатление дома во дворце.

Из Trier Rooms через парадный, по контрасту залитый солнцем вестибюль, охраняемый статным эбеновым красавцем с военной выправкой (очень хотела сфотографировать, но не рискнула), попадаешь в Кайзеровский зал каменных палат. Впечатление было такое, что я на всякий случай сделала книксен на входе и на выходе:-). Каменные полы натирали специальной машинкой, которая тихо урчала и заедала чистые тряпки, а пол блестел и отражал солнечные блики на портреты правивших Баварией Виттельбахов. И покружиться здесь в бальном пышном платье тяжелого темно-розового цвета было бы заманчиво.

Роскошь каменных палат, созданные для визита императора, поражает воображение: я никак не могла уразуметь, почему все толковали про бедность Германии: каждый гран воздуха палат пропитан многовековым богатством. Контрастность холода каменных полов смягчается суровостью гобеленов и овальными росписями потолка, создавая мрачную гармонию единства элементов. Ряд залов, ведущих один в другой, словно строй гвардейцев на параде: нет ничего лишнего, никаких экивоков, но сила и мощь захватывают и заставляют трепетать. Каменные палаты напоминали шатры воинов, немецких рыцарей, возможно, вышедших на покой, но не утративших свою хватку и умение.

Бесценные реликвии в часовне, безусловно, заслуживают самого пристального внимания, но меня больше восхитила тонкость мозаики стен, пола и потолка: да, это искусственный мрамор, но какая тонкая работа! Словно кисточкой все выведено. Если служба пришлась не вкусу, вполне можно было заняться рассматриванием мраморных мозаик:-)

В тронном зале меня насмешил трон — он был повернут «к нам задом», как вы мне надоели, как я от вас всех устал! Сокровищница меня тоже восхитила, но больше всего привлек внимание ларец, подаренный Жозефине Парижем в день её бракосочетания с Наполеоном. В те времена он обошелся в миллион денежных знаков и включал в себя бесчисленное количество предметов, запрятанных в невероятное количество ящичков: косметичка, бювар, аптечка, столовые принадлежности, тарелки и даже золотая кастрюлька! Каждая девочка мечтает о таком игрушечном наборе! :-).
ragnali: (Default)
Это был последний из посещенных мною загородных домов в Англии в этот приезд. Я о нем слышала и прежде, и мне советовали посетить его весной, когда все будет в цвету, поскольку он очень похож на кукольный домик.
Поместье расположено недалеко от Шеффилда, и я доехала на местном автобусе до Bakewell’а, известного своим одноименным пирогом. Городочек очень милый, какой-то веселый и уютный, с хорошей кухней в пабе, с ярмаркой и старинной церквушкой. Из Bakewell’а я пешком направилась в поместье, получая истинное наслаждение от сочетания дорогих блестящих машин и телеги с лошадью, абсолютно деревенской растительности и дорожных знаков на каждом шагу, развесистых деревьев и проводов, похожих на троллейбусные:-). Одним словом, в Англии старое и новое переплетено самым что ни на есть причудливым образом.
Дом действительно расположен в уютнейшем местечке: недалеко от большой дороги в месте, укрытом ото всех злых ветров и веяний и разрушительного течения времени. Вы вольны мчаться со скоростью света, но при этом вы всегда знаете, что вы абсолютно ничем не рискуете – у вас есть волшебное место, которое дает вам сил, сберегает от глупостей и служит счастливым талисманом.
Небольшая веселая речка резвится под старинным каменным мостом, толстые коричневые стены обещают тепло и надежное укрытие семейного очага, но при этом не несут холода и высокомерия стен замка. Вы сразу чувствуете, что это дом очень счастливой семьи (так и оказалось впоследствии:-)), и именно по этой причине, вероятно, тут было очень много парочек, одна из которых сфотографировали меня прямо на мостике на фоне стен:-).
Пройдя мимо конюшен и сторожки привратника, которые невольно наводят на мысль о том, как в давние времена тут встречали гостей, спешившихся с коней, вы по ступенькам поднимаетесь к совершенно неожиданным для такого милого местечка обитым гвоздями средневековым толстенным воротам, и проникаете сквозь них в большой двор, залитый солнцем и увитый цветущими бардовыми розами. Яркое пространство двора вместо ожидаемого довольно мрачного холла создает впечатления бального зала, где на ступеньках сидят расслабленные гости или стоят, обнявшись и рассматривая окна второго этажа. Ощущение праздника, на который вы попали, атмосфера наполненности бытия рождает какое-то веселое и расслабленное чувство сопричастности, принадлежности к увиденному.
В правом углу двора вход в местную церковь 12 века, самая старая постройка в поместье. Несмотря на многовековой возраст, часовня производит очень праздничное и вместе с тем «жилое» впечатление. Во-первых, совершенно очевидно, что владельцы поместья считали ближе к Богу себя, а не священников: их места располагаются рядом с алтарем, а священник вынужден вещать с кафедры, расположенной прямо у входа (даже лаз туда какой-то отдельный:-). Эта деталь сразу как-то располагает к владельцам и показывает их с очень человеческой стороны. Во-вторых, беленые стены, фрески, деревянные хоры и балки и мраморные надгробия, одно из которых посвящено маленькому мальчику) создают ощущение домашней и часто используемой постройки, не такой совершенной, как другие церкви, но любимой и посещаемой. И еще: мне как-то «увиделись» их страсти и бурные семейные происшествия, каковые и имели место быть, как я узнала позже.
Двор очень сильно напоминает лабиринт благодаря изобилию дверей, неизвестно куда ведущих, ступенек и лесенок, разновеликих построек неоднородного цвета и увитой бардовыми розами стене. Теплый коричневый цвет стен, залитых солнцем, снующие и весело болтающие люди, неоднородность крыш, окон, карнизов, ступенек, столбов, печных труб, обветрившийся камень кладки - все это напоминало средневековый город, в котором я, по понятным причинам, никогда не была:-)).
Это впечатление средневекового города усилилось внутри самого дома, который, судя по всему, и строился исходя из средневековых параметров. Возможно, на эту мысль наводит многофункциональность помещений, их многоярусность, разнообразие каждого метра – в цвете, убранстве или во времени постройки. Банкетный зал очень похож на внутренний двор: галереи менестрелей почти по всему периметру зала, лесенки, входные арки в дубовом экране, витражные окна по всей длине холла, из которых видны оба двора, камин, старинные резные сундуки и при этом деревянный пол создают впечатление оживленной и залитой солнцем городской площади, где все бегут по своим делам уже 600 лет. Можно заблудиться, как Алиса в норке у кролика, и с некоторым волнением открывать новую дверку, ожидая найти нечто чудесное. Что еще поражает в таких местах: огромный зал словно разбит на много отдельных уголков, объединенных своей темой (столик с цветами у низкого подоконника, длинный обеденный стол эпохи Айвенго под шпалерой в дальнем конце зала), но вместе с тем все это многообразие и многослойность объединены в единое целое. И цельность всего ансамбля просто завораживает: можно очень долго рассматривать обшитые деревянными панелями стены, оленьи рога, балки потолка, но все равно требуется время, чтобы воспринять все в полном объеме. Например, вот одна из традиций того времени: в одной из арок в деревянном экране можно видеть металлическое кольцо, к которому «прицеплялся» гость, отказывавшийся выпить свою порцию вина, и остатки выливались ему в рукав. Дикие нравы сельской Англии:-).
Напротив холла располагается, похоже, самая старая часть дома – почти без окон, или с крошечными окошками хозяйственная часть дома, целое пиршество для любителей исследовать темные закоулки:-). Во-первых, там действительно мало света, и дорогу приходится искать чуть ли не на ощупь или ориентируясь по беленым стенам коридоров. Во-вторых, там множество разных комнаток и забегаловок. Например, несколько кладовок (например, для хлеба или муки или мяса), каждая со своими тонкостями, солельни. Была огромная кухня с камином, на котором можно было зажарить целого кабана, была «мясницкая» с деревянными приспособлениями для забивания разных животных. По всему периметру пола проложены канавки для стока воды.
С другой стороны холла расположена гостиная с гербами двух родов на потолке и стенами, украшенными резными и разрисованными деревянными панелями. Эта зала намного уютнее, потому что потолки низкие, и комната напоминает некий лаз - не дом, а иллюстрация к «Алисе в стране чудес»! Считается, что это одна из немногих в Англии комнат, которая сохранилась в первозданном виде. У окна можно увидеть два резных деревянных барельефа, изображающих мужчину и женщину, что связано с весьма примечательной историей живший в доме семьи. Сейчас сам дом принадлежит семье герцога Рутланда, но там живет его брат со своей семьей, лорд Edward Manners, однако на протяжении двух веков — восемнадцатого и девятнадцатого - дом почти не использовался, поэтому он сохранился почти без изменений с 16 века. Изначально поместье принадлежало семье Вернон, чьим гербом является голова кабана, но в 16 веке любимая дочь владельца сбежала из дома и вышла замуж за Джона Manners, офицера и второго сына в обедневшей семье, вопреки воле отца. Вторая дочь (сыновей-наследников у него не было) очень обрадовалась и решила, что разгневанный отец все передаст ей, но не тут-то было! Папочка простил повинившуюся любимицу и закрепил за ней и её мужем владения, правда, зятю пришлось принять часть герба тестя:-). Поэтому в доме можно часто увидеть объединение гербов двух родов: кабана и павлина. Но чего не сделаешь ради любимой и такого поместья! Когда-то эта земля принадлежала Певерилу, незаконному сыну Уильяма Завоевателя (подозреваю, что тому самому, чья крепость располагается неподалеку от Каслтона).
Длинная галерея для променада в непогоду также производит очень сильное впечатление: обшитая старыми резными дубовыми панелями, деревянным полом, с огромными окнами в нишах, где стоят уютные креслица рядом со столиком с цветами, длинные банкетки, стулья с высокими резными спинками, камин, над которым висит картина, изображающая этот дом в 1932 г с его владельцем 9 герцогом в охотничьем домике, белый потолок с ясной лепкой. Весь интерьер настолько далек от современного мира и наших пропорций, что кажешься себе потерявшимся в этом длинном зале и довольно одиноким. И еще — там совсем нет люстр, есть только светильники на стенах — небольшие и просто торшеры. Когда строили этот дом, то стекло было баснословно дорогим, и денег на остекленение просто не хватило, поэтому окна были просто закрыты ставнями (опять необычно — для нас ставни ассоциируются с деревенским домом:-)) и холод в галерее стоял жутчайший. Когда окна стали стеклить, в них вставили под углом маленькие, изогнутые стеклышки, размещенные в рамах выпуклостями, чтобы в галерею попало максимальное количество тепла и солнца, тем более что сама галерея размещена на южной стороне дома.
Из холла по ступенькам, которые, по преданию, были вырезаны из цельного дерева, можно попасть в маленькие комнатки, украшенные шпалерами. В углу одной из них располагается тяжелая дубовая дверь, которая ведет на лестницу с вытертыми ступеньками, которую я видела во дворе.Внизу у ступенек есть приставка, чтобы леди могла взбираться на лошадь самостоятельно. Именно отсюда бежала Доротея к своему жениху. Путешествие Алисы продолжается:-).
Выходя в сад, я впервые увидела, как детей водят на «поводьях»: маленькая, очень живая девочка отчаянно рвалась на волю и только что зубами не грызла удерживающие её ремни, а мама и старшая сестра спокойно себе разговаривали, не замечая очевидных страданий малышки. Несмотря на такое происшествие, сад мне понравился, особенно видами Дарбишира, которыми я любовалась с высокой стены, отгораживающей Хаддон холл от любых неприятностей и напастей.
Забавная вещь: Шарлотта Бронте описала Хаддон Холл под именем Thornfield Hall.
ragnali: (Default)
Кедлстон-холл, Храм Исскуств, располагается недалеко от городка Дарби, в пяти милях. Я доехала на местном автобусе до развилки основной дороги и вышла у старого домика, когда-то, очевидно, выполнявшего функцию сторожки. Дорога была удивительно красивой — начинали цвести желтые поля, деревья все уже зеленели, новая трава покрывала холмистую местность. На остановке я вышла одна, посмотрела обратное расписание на столбике и перешла дорогу.
Своеобразное чувство овладевает вами, когда вы идете в одиночестве по тропинке в неизвестном направлении в чужой стране: никто не знает вас, никто не знает, где вы, да и вы сами не очень-то хорошо это знаете, и полное ощущение неприкаянности рождает новое видение того, что окружает вас. Лишенные связей, вы по-новому, гораздо острее смотрите и воспринимаете окружающее; чувство первопроходца, некий холодок в груди — а что там за поворотом? - слегка будоражат вашу кровь. Кажется, что ты один во всем мире несмотря на окружающих тебя людей, и это осознание себя на планете наполняет жизнь особенным смыслом.
Дорога бежала сквозь ворота (позднее я увидела похожие ворота на дороге в лесу на Валааме), за которыми лежала более ухоженная территория — травка подстрижена, деревья где-то вдали, вдалеке виднеется особняк. Слева — речушка с каменным мостом, по которому ехала большая дорогая машина, по всему видимому зеленому пространству бродят овцы с ягнятами, ближе к дому — колодец с незапамятных времен. Семья Курзонов (или Скарсдейлов) родом из Нормандии, но они осели в Дарбишире с 12 века.
Теперешний особняк, возведенный последним из больших особняков Дарбишира, был построен по проекту итальянского палаццо Андреа Палладио, который никогда не был построен, и действительно, дом погружает вас в атмосферу солнечную и удивительно элегантную. До 18 века деревушка Кедлстон располагалась в непосредственной близи к дому, однако тогдашний Курзон перенес её, как и дорогу, подальше от поместья. Самые полные и наименее измененные интерьеры Роберта Адама во всей Англии, и каждая парадная зала усиливает чувство симметрии и тематического декора. От глубины и симметрии мраморного зала с его пестрыми колоннами местного камня на фоне высокого, летящего потолка Адама и драгоценного мрамора мозаичных полов захватывает дух. Входя в здание темного камня, четко отделяющего внешнее от внутреннего, вы попадаете в пространство зала, которое, кажется, не имеет границ. Светлые тона фресок, скульптур, медальонов, росписей в стиле гризайль, упорядоченная строгость колонн расширяют магическим образом пространство зала, резко контрастируя с темным камнем четкого экстерьера здания — атриум римской виллы. В зале нет окон, но свет льется через стеклянный купол, по-видимому, производя неизгладимое ощущение в звездную ночь. В зале сумрачная домоправительница миссис Гарнет рассказывала о назначении этого помещения изначально как галереи для предметов искусства и мебели и о жизни в этом доме в те далекие времена.
За мраморным залом располагается круглый салон со стеклянным купольным потолком, интерьер которого разрабатывался по проекту Пантеона в Риме. Четыре массивных печи задекорированы как пьедесталы для погребальных урн, а четыре высоких двери украшены колоннами и панелями в стиле гризайл.
Вообще весь дом построен в духе Великого Турне 18 века, когда англичане отправлялись путешествовать по Европе для завершения образования. От парадных зал отходят две полукруглые галереи, которые я помню больше всего (похоже на залы на третьем этаже в Павловске). В одной галерее (очень уютной каким-то семейным уютом) - портреты семьи, некоторые из них, похоже, написаны дамами из этого семейства, довольно талантливыми. Другая галерея посвящена морской тематике, и там выставлены модели корабля Victory и модель, сделанную французами-заключенными после войны 1760-х. Галереи длинные, для променада, и при входе не видно противоположного конца комнаты, что опять создает иллюзию бесконечности и спокойствия. Общее впечатление от дома – некая отстраненность. В одной из галерей я разговорилась со служительницей, и она рассказала, что теперешний владелец дома живет в Америке, куда он переехал после сильной ссоры с отцом, что дом практически отобрали у семьи, что отдавать они его не хотели, просто не было другого выбора. Впервые я задумалась, что сохранение таких домов в National Trust имеет и негативные стороны. Владельцы домов, наоборот, в своих буклетах говорили о том, как они рады пригласить посетителей к себе в гости. В словах же той дамы в галерее была неприкрытая горечь.
Столовая с высокими потолками от Адамса мне запомнилась практичностью: на столах, стоящих у стен, в те времена хранилась посуда и блюда с кушаньями, поэтому чтобы защитить стены столовой от брызг, сверху к столам были приделаны рейлинги и на них вешали белую ткань. Меня это отчего-то очень умилило. Тем не менее, её потолки известны еще и тем, что Адам сделал их по образу и подобию дворца Августина в садах Фарнезе. В особняке также располагается удивительная восточная коллекция лорда Курзона, бывшего последним вице-королем Индии: среди них алебастровая модель Тадж Махала и роскошный портрет первой жены Курзона, редкой красавицы в знаменитом Павлиньем платье, в котором она была на коронации в Индии. Вообще дом производит настолько сильное впечатление, что, выбравшись на свет божий, нуждаешься в некотором отдыхе для поднятия жизненного тонуса и привыкания к миру обыденных вещейJ.
Парк по другую сторону дома более домашний, очень уютный по сравнению со строгим парком перед домом, скорее всего потому, что перед глазами расстилается не простор, а уютность лесной прогалины, лесная защищенность. В старинной придомовой церкви всех святых, единственный реликт средних веков, захоронены представители семейства Курзонов. Одно из надгробий со склонившимся ангелом принадлежит возлюбленной жене Курзона (средние века? вице-король?), меня поразили сильные чувства, которые он совершенно очевидно испытывал к своей жене: тоска, горечь из-за её смерти и надежда на встречу в ином мире были физически ощутимы. Вся часовенка была очень нарядной и светлой благодаря большим оконным проемам и словно светящемуся мрамору. Вообще я бы, наверное, хотела лежать в таком месте после смерти, с яркими витражными окнами, со старинными вытертыми до лакированного блеска скамьями, исшарканными мраморными плитами на полу, кованой решеткой перед надгробиями из камней ценных пород. Мне очень не хотелось уходить из той церквушки, столько там было мира и вечности.
Церквушка утопала в цветущей магнолии, и крупные яркие и белые цветы смотрелись особенно по-весеннему на фоне коричневого камня церкви. Я посидела на скамье (у них там везде скамьи, где можно полюбоваться красивым видом) и отправилась на Long walk, тропинку, специально созданную для длительных прогулок. Однако железная калитка была закрыта, и на ней висел замок, который, впрочем, не был закрыт, поэтому я проскользнула за ограду и немного прошлась по удивительно живописной тропке. Она не была прямой, а слегка вилась, что предоставляло возможность любоваться новыми видами – цветущих растений, темных елей, а где-то и открытых пространств с вездесущими овцами (но таких было немного, по большей степени, это был променад, созданный для ублажения аристократических глаз).
Обратный путь до Дарби я прошла почти весь пешком, любуясь полями, парадным въездом с дороги в поместье Кедлстон. Еще я увидела ферму, где занимались разведением коров (вернее, сначала я почувствовал этот запах, а потом услышала и увидела J), причем на коров можно было смотреть прямо через ограду с дороги. И еще: когда я выходила на главную дорогу с поместья Курзонов, я услышала в отдалении какой-то то ли треск, то ли шелест, то приближающийся, то отдаляющийся. Как оказалось, это была ярко красная спортивная машина, которая в мгновении ока промчалась мимо меня по направлению к Дарби и исчезла среди деревьев, а я пошла за нею следом.
ragnali: (Default)
Это было одно из самых ярких впечатлений. Я туда ездила на автобусе (на самом деле, любимом моем средстве передвижения в Англии :-)), поэтому пришлось встать довольно рано, чтобы успеть на трамвай и автобус, что было после предыдущего путешествия в субботу в Кедлстон холл несколько сложновато :-).
Автобусная станция располагается за городком, чтобы не портить впечатление, я полагаю. Дорога, туда ведущая, довольно скучная, но когда вы добираетесь до городочка, то стразу в него влюбляетесь:-). Я никак не могла понять, нравится он мне больше Йорка или нет, но потом решила, что останусь верной Йорку:-). Городочек очень славный, старинный, там есть больница, которую учредил граф Лестер, возлюбленный Елизаветы 1. Не помню, то ли я их видела, то ли нет – но самые старые дома, где что-то городское располагается, я видела. Там же есть и небольшой музей военного костюма или их военной славы. Есть еще и роскошный музей краеведческий. Вообще наличие качественных музеев в таких крошечных городках поражает воображение. Этот музей рассказывает историю края и геологических открытий, потому что чем-то был знаменит в этих областях местный житель. Еще в этом музее есть медведь, потому что это символ Уорикшира. Непременные современные звери из алюминиевых пластин, и все-таки, мне кажется, музей кружева.
Вообще если одним словом охарактеризовать общее впечатление от этого городочка, то это будет как путешествие Алисы в другое измерение. Словно я и в настоящем времени, но и прошлом тоже – одновременно. И это прошлое даже совсем не прошлое, а очень даже живое и развивающееся само по себе измерение. Согласно биографии Лондона Питера Акройда, в Лондоне не столько прошлого, как в Риме, поэтому оно не окаменело, а находится в тесном контакте с настоящим. Уоррик – верное тому подтверждение. Мне казалось, словно я хожу по улицам городка и вижу людей, но при этом какая-то незримая жизнь – а может, и не одна течет мимо и сквозь меня – жизнь ушедших веков и жизнь нынешних обитателей Уорика. Город - заповедник.
Замок в Уоррике совершено огромный, но, насколько я помню, там военных действий не велось. Это был просто загородный дом. Единственное печальное событие, свершившиеся там, это смертельное ранение Гренвиля – он пострадал от рук слуги, который посчитал, то ему мало платят, и напал на господина с кинжалом, когда брил его. Устрашившись содеянного, он тут же закололся и испустил дух прежде своего хозяина. Мораль сей басни такова – мирный путь переговоров выгоден для обеих сторон :-). Произошел сей межклассовый конфликт в башне, которая потом получила прозвище Башня Призрака. Это, кстати, единственное место во всем замке, куда я не пошла: туда надо было брать отдельный билет и стоять в очереди, но у меня было столько впечатлений, и я не успевала осмотреть все, что я решила обойтись без призраков :-).
В саму крепость вы проникаете с черного хода, вернее, сначала вы идете по узкому проходу меж высоких заросших мхом стен (как и положено в крепости, чтобы уничтожать тут нападающих), потом попадаете во двор перед самим замком, стоящим на холме. Справа за садом принцессы Дианы, в свое время торжественно его открывшей, внизу за деревьями невидимая река Эйвон (да – да, та самая, на которой Страффорд).
Стены замка, сами куртины, железные падающие сверху ворота, башни – все это громадное, тяжелое, люди такие преходящие и незначительные рядом с ними. В подвале расположена выставка восковых фигур (крепость входит в группу мадам Тюссо), рассказывающая о Kingmaker.
В конце 19 века это местечко принадлежало семье. В 1898 году 12 залов было приготовлено специально для уикенда с будущим королем Эдвардом (хозяйка замка Дейзи была его любовницей). Вообще у неё было 17 любовников за всю её богатую событиями жизнь, и в старости, будучи бедной и всеми забытой, она вознамерилась опубликовать свои мемуары, желая заработать денег, чем многие оказались страшно недовольны и заплатили ей, чтобы выкупить её воспоминания. За своего мужа, который был довольно необыкновенным человеком, она вышла по собственному желанию, хотя могла сделать более блестящую партию. Родила двух детей, очень любила свою свекровь и специально приказала убрать для нее две комнаты в замке. Была женщиной яркой, выписывала себе легкую, светлую одежду из Франции, и это в викторианский век, когда все ходили в темном и мрачном. Умела хорошо проводить время, но после этого праздника её репутация немного пострадала – это было довольно тяжелое время, а она потратила огромную сумму на уикендное развлечение.
Для приема и развлечения гостей было специально приготовлено 12 комнат, в которых и располагается выставка. В огромной гостиной на первом этаже – четыре фигуры: сама Дейзи в амазонке, её двоюродный брат Уинстон Черчилль (еще раз убеждаешься, что все знатные мира сего в родстве), герцог Девонширский, в чьем поместье я побывала осенью, и граф Курзон, владения которого я посетила накануне – казалось, я пришла в гости к хорошо знакомым людям. Это были люди, у которых было все, которые могли все и правили миром. Но их уже нет.
ragnali: (Default)
Дома, как и люди, обладают своим характером, и не каждый дом хочет вам раскрыться и показать свою сущность. Этот загородный дом был построен совсем не замком, а загородным домом очень богатых Карлайлей. Но когда-то на этом месте стоял замок, и они должны были назвать так же и новый загородный дом. Семья была очень богата, и их богатство зижделось главным образом на владении огромными поместьями, настолько обширными, что когда они решили в 19 веке наделить своих 11 детей землей (в чем они отступили от правил, потому что должен был бы все унаследовать старший сын), обиженным остался только старший отпрыск. Когда королева Виктория посетила этот дом, то в холле, который венчает купол, расписанный как в Исаакие, украшенный аж двумя огромными каминами, за которыми две лестницы ведут на галерею, горело огромное количество свечей, высвечивая буквы – «Да здавствует королева Виктория!». Королева была настолько довольна, что оставила слугам, уезжая, 1000 фунтов чаевых! Перед домом – фонтан, который был символом международной выставке 1851 года, положившей начало музею Виктории и Альберта. Здесь снимались фильмы, здесь до сих пор живут владельцы, устраиваются приемы и балы. То, что это старинный дом, выдает, прежде всего, лестница, увешанная портретами предков, но тут их даже не одна, а две.
Интересны владельцы этого дома. В одной из витрин выставлены письма с рисунками 9 герцога, который и разделил свое богатство между всеми детьми, и вы совершенно неожиданно понимаете, что он был чрезвычайно хорошим художником. Письма адресованы его жене, и там есть два наброска карандашом: Probability – обнаженная девушка лежит, прикрытая простынкой, повернувшись к вам спиной, и Possibility – та же девушка в голеньком виде лежит на спинке, согнув ближнюю к вам ногу в колене и подтянув её к себе. Чрезвычайно наглядное объяснение, как мне кажется! Зайдя в угловой кабинет, называемый музеем, вы обомлеваете, потому что видите полотна Рериха, но, присмотревшись повнимательнее, вы понимаете, что это не Рерих, но очень сходный стиль. Это тот же 9 герцог – он по-серьезному рисовал, путешествовал в Индии в поисках особенного света, в Египте, по Африке. Причем картины действительно очень высокого уровня на схожий сюжет – отражение в воде полуразрушенного храма или дворца, но в Египте это всего лишь плоское отражение, без глубины – вы видите, дальше некуда идти, а вот в индийских пейзажах кажется, что вы уходите в это озеро, что оно глубже, чем небо, в нем отражающееся. В музее стоит и деревянная тачка – это подарок ирландцев 6 герцогу, который был в Ирландии лордом-протектором и очень сильно помогал во время голода в середине 19 века.
Жена 9 герцога тоже была особа выдающаяся – хотя они поженились по большой любви и были сильно привязаны всю жизнь друг к другу, они потом жили раздельно, и это был больше её дом, чем его. Она была в очень хороших отношениях с тогдашними премьер-министрами, которые захаживали к ней на чашку чая, выступала за право голоса женщин, что тогда было неслыханно, но считала, что надо делать все мягко и тихо, у себя в сторожке во дворце давла приют женщинам, которым некуда было идти или нужна была защита от мужа. Она же и проделала и огромную работу по оформлению этого дома.
Но дом делают не только люди, которые им владеют, но и те, которые рассказывают про него. На самом деле дом мне показался живым только где-то посередине моего там пребывания – очень увлеченный дяденька-экскурсовод стал рассказывать про картины Каналетто в гостинной. «Каналетто, - сказал дядечка, - великий художник, и знаете почему? Посмотрите на эту его картину «Вид Венеции» – вы не можете сфокусировать свой взгляд на какой-то одной точке – он делал это совершенно сознательно, вы как в жизни смотрите сразу везде, каждая гондола, каждый дворец привлекают ваше внимание. Обратите внимание на сложную прорисовку лепки дворца дожей – хотя тогда не было фотографии, она верна один к одному, потому что он использовал камеру обскура – сквозь дырочку смотрели на этот дворец и зарисовывали, что было видно, НО рисунок получался вверх ногами, поэтому потом приходилось все перерисовывать с помощью зеркала». А вот его племянник Белотт не такой великий художник, всего лишь ремесленник, в чьих картинах выдержана линейная перспектива и ваш взгляд фокусируется в одной точке, от которой вы потом и отталкиваетесь. Здесь же множество серебрянных и золотых изделий, все подлинные, высочайшего качества, с клеймом, за исключением одного. Дело в том, что в те времена можно было продавать только клейменные золотые и серебрянные изделия, а этот кубок Хауэрдам подарил сам король, но без клейма – вот и решай, то ли там слишком много золота, то ли слишком мало Совершенно роскошный тут фарфор, причем они ели на нем, да и сейчас едят, я полагаю. Я считала, что я неплохо разбираюсь в фарфоре, не тут-то было - я узнала про фарфор фабрики Челси, которая была второй открытой в Англии, правда, потом её вывезли из Лондона. Я такой оригинальной посуды вообще не видела – ВСЯ посуда в форме фруктов и овощей, совершенно роскошно подобраны и формы, и краски.
О картинах здесь можно рассказывать до бесконечности. Такая забавная вещь: владелец Howard Castle заказал вид Сент-Джеймсововского сада. Я очень люблю такие картины – интересно видеть, как это место выглядело прежде, как изменилось, да и технику живописи тоже интересно прослеживать. Этот вид показывает то самое место, где сейчас Букингемский дворец – действительно путешествие во времени!!!!!!!!!! Корова с молочницей – молочка захотелось испить, тут же подоили и продали Деревня деревней, короче, даром, что люди в богатой одежде расхаживают. Но самое примечательное в том, что владельцу этот пейзаж не понравился, и он сказал, что он его купит, только если художник его как-нибудь туда пририсует, что тот и сделал.
Только в этом доме мне почему-то стало ясно, что люди тут не просто приходят посмотреть, но и живут и работают, как и вообще в Англии. До тех пор Англия была для меня страной из картинок – здесь вообще много выглядит, словно нарисованное.
Джордиана вышла замуж, когда ей было всего
Обожая посещать всякие замки и загородные дома, я сама себя на свой день рождения пригласила в Howard Castle. Лев и олень.
ragnali: (Default)
Я становлюсь истинным знатоком генеалогических древ в Англии! Тяжкая это наука, я вам скажу – я пока с большим трудом продираюсь сквозь дебри одного семейства, правда, большого и славного – Cavendish, но уже мне жаль всех, кто этим должен заниматься, и чувство неизмеримого и глубочайшего почтения охватывает меня при мысли о тех, кто бегло разбирается во всех мало-мальски знатых семействах Англии.
Hardwick Hall был построен на пустом месте за 8 лет (1690-1698) дамой в возрасте от 62 до 70 лет, где она и дожила до возраста 80 лет. Звали эту железную леди Бесс Хардвик. Она была дочерью мелкого дворянина-фермера, четыре раза выходила замуж, с каждым разом увеличивая свое богатство и знатность, родила 10 детей от 2 мужа, 6 из которых стали взрослыми, её четвертый муж надзирал за Марией шотландской, с которой она вместе вышивала, она была приближенной к Елизавете 1, ей муж купил и подарил Chatsworth, а сын выкупил Bolsover Castle, она считалась самой богатой и знатной в Англии после королевы.
Hardwick Hall стоит на холме, доминирующем над долиной и другими холмами, причем его видно издалека – там есть старый Hardwick Hall, от которого остались руины, очень живописные. В старом Hardwick Hall она и родилась и позднее стала его перестраивать, выкупив у разорившегося брата, и значительно его расширила и провела много экспериментов – довольно необычно видеть белые лепные фрески, неплохо сохранившиеся, сквозь окна разрушившегося, но законсервированного здания. А потом она, когда умер её последний муж, возвела новый Hardwick Hall. У нее был архитектор, но главной распорядительницей была она сама. Здание в то время считалось самым роскошным во всей Англии – оно небольшое, но очень компактное – две четырехэтажные башни по бокам и трехэтажный центр. Такая планировка отражала её представление об устройстве мира и как люди продвигаются в обществе: на первом этаже – челядь, низкое сословие, на втором – дворяне, где и были её личные покои, а на третьем – залы, оформленные для приемов и Елизаветы 1, буде ей захочется навестить Бесс (характерная в то время планировка немного отличалась – жили на третьем, а развлекались на втором).
В доме совершенно роскошная коллекция шпалер, причем эти шпалеры не заказывались специально для Бесс, а она их просто покупала, и она отличалась совершенно прекрасной деловой хваткой. Так, она купила уникальные шпалеры у наследников разорившегося канцлера Елизаветы – Хаттона – со скидкой в 5 фунтов – тогда это были совершенно бешенные деньги – поскольку те шпалеры были вытканы для него и там был его герб, который Бесс пришлось бы заменить, то есть потратиться. Но она и тут схитрила, она ничего не заменяла, а просто приказала пришить сверху её герб:-) Есть там и интереснейшие аппликации – её второй и любимейший сын (старший сын был ужасная транжира, чего Бесс не выносила, и несмотря на то что, что его считали «йоркширским жеребцом» (actually – stag, тут игра слов, потому что stag – часть герба Бесс), активно заселявшим Англию:-), детьми от жены он обзавестись не удосужился:-)) в период правления Генриха 6 отвечал за раскулачивание монастырей, и будучи верным сыном Бесс, натаскал домой много добра. Из различных тканей, одежды и так далее из монастрей его жена сшила, нашила, вышила потрясаюшие аппликации-шпалеры. Для дома вообще характерны «выступающие мотивы». Так же очевидно и то, что этот дом заказывала женщина – первое впечатление, что я в Polsden Lacy, оформленном на три века прежде другой дамой, но тут совсем другой масштаб. Так же следует отметить, что становятся понятными мотивы убранства в Bolsover Castle – сочетание тонко исписанных золотом дубовых панелей со шпалерами, белые потолки и камины - дворцы. Hardwick Hall – это тюдоровский дворец, прекрасно сохранившийся согласно переписи 1601 года, что большая редкость само по себе. Дело в том, что Кавендиши редко использовали его, поскольку они жили в Chatsworth неподалеку, а этот держали для дополнительных гостей:-) - почему нет, в конце концов:-)
Вы заходите в огромный холл, центральную часть которого отделяют от дверей колонны, темный дуб внизу, шпалеры наверху, герб Бесс и её портрет. Потом по лестнице, увешанной английскими шпалерами, обрезанными!, чтобы соответствовать лестничному пролету, вы поднимаетесь на второй этаж, который Бесс украсила в надежде, что Елизавета её навестит, но та уже была недостаточно молода для таких поездок. Когда вы поднимаетесь на второй этаж, то вы пытаетесь понять, чем же так пахнет знакомо и приятно, и при этом вами гложет чувство некоторого разочарования – все полы во дворце! выстланы огромными циновками. И только в огромном зале для приемов вы понимаете, что пахнет свежей соломой, из которой эти циновки сплетены. На самом деле, они сплетены не их соломы, а из тростника, и в те времена это было очень модно и чрезвычайно дорого – даже в самых богатых домах на пол сыпали песок или солому, а циновки из тростника говорили о баснословном богатстве их обладателя. Зал для приемов – размером с белый тронный зал в Эрмитаже, если не больше. Стены до середины увешаны шпалерами, а от середины и до восьмиметрового потолка – лепной фриз на тему охотницы девственницы Дианы, с которой любила себя сравнивать Елизавета 1. Краски – подлиные тюдоровские, работа – совершенно феноменальная. Говорят, больше такого нигде нет – в Англии я, по крайней мере, не видела. Такое ощущение, что вы в лесу на охоте, что усиливает роскошный вид из окна на холмы, поросшие лесом. В дальнем конце комнаты стоит балдахин с двуми креслами, над камином – герб Елизаветы, куда Бесс не побоялась инкорпорировать свой собственный герб! Вообще это надо себе представить – оформить три комнаты для того, чтобы принимать монарха!
Параллельно залу идет длинная галерея, вторая по длине в Англии, украшенная шпалерами, увешанная портретами её родственников и королевы. Окна (честно говоря, это не окна, а стеклянные стены размерами 5 на 3, если не больше) выходят на другую сторону парка, не холмистую. Они здесь гуляли в плохую погоду, сидели у каминов, вышивали в двух ответвлениях от галерии, изучали свою историю, дети играли и бегали.
Бессмысленно описывать гостевые спальни, гостинные, столовую – разве что столовая для конца 17 в кажется совершенно огромной, а чтобы было светлее, канделябры для свечей были сделаны таким образом, что за свечой к стене крепилось два позолоченных большого диаметра блюда, чтобы пламя отражалось. Потолки все абсолюно белые – чтобы не отвлекать внимание от созерцания других богатств. Вообще они были более сконцентрированные люди, чем мы, и лишних вещей не любили. Стоит отметить отсутствие библиотеки, единственный дом, кстати, где я побывала. Еще одна вещь, которая меня всегда поражает, - это отсутствие грани между улицей и домом. У нас в России эта грань есть всегда – завалинка, фундамент, крылечко, коридор в квартире. Здесь этого нет – у самой стены старого Hardwick Hall – зеленая трава, в доме, где я живу – я переступаю порог с тротуара, и я в гостинной. При этом в роскошной спальне есть окошко, которое ведет в коридор:-) Сплошная Англия, короче.
Не доезжая до дома, есть мельница, все так ладно подогнано.
ragnali: (Default)
У каждого дома есть свое лицо, как и у человека. Поэтому, несомненно, дом отказывает влияние на человека и наоборот. Интересно, что загородные дома здесь называются не особняки и не дворцы, хотя в нашем понимании они именно особняки, а stately home – то есть величественный дом. Не здание, а уют стоит на первом месте.

Если определять дома в красках или цветах, то самый холодный, серый дом – это Petworth, там нет ни тепла, ни уюта, хотя собрана огромная коллекция картин, скульптур и других предметов искусства. Интересно, что в этой семье из поколения в поколение браки создавались из соображений материальных или знатности и связей общества (за редкими исключениями). Один из владельцев (он во многом и создал современную коллецию и обустроил современный дом) имел 47 ! детей от бесчисленного количества любовниц, все они (дети) жили с ним, что, как я полагаю, мало способствовало созданию атмосферы уюта. Другой долгое время провел в Тауэре во времена Елизаветы 1, имел прозвище философ и забрал сына от матери к себе в Тауэр, чтобы воспитывать его там вместе с учителями. Зания ребенок получил отменные, но вот эмоциональное состояние его соответствовало казематам Тауэра. Несмотря на такую плодовитость и нетрадиционность владельцев, Petworth стал выморочным домом – по прямой линии наследники несколько раз вымирали, и под конец племянник передал его в National Trust. И это ощущение не дома, но мавзолея знатности, роскоши и власти Перси и Нортумберлендов (опять-таки имя – холодное, северное) вас просто преследует.

Совсем другой дом Harewood – тут дом строился семейным человеком (кстати, их богатство проистекало от сахарных плантаций на Барбадосе, где работали их рабы!). Он был женат дважды, второй раз на женщине с двуми взрослыми дочерьми, одна из которых была известна своим нестандартым поведением и красным костюмом, который она смоделировала по мундиру мужа-военного (известный портрет Гейнсзборо). В этом сейместве все люди были очень страстные, чуть ли не все по два раза обзаводились семьей, но при этом – всегда по большой любви! И дом – просто дышит теплыми чувствами, он такой светлый, яркий, жилой – обитаемый! Сразу чувствуется, что дом обставлял не только мужчина, но и женщина!

Другое дело Chatsworth – здесь большую часть преобразований выполнил герцог-холостяк, однако ответственным архитектором и садовником был очень счатстливо женат, причем со своей женой он познакомился как раз-таки в первый день по приезде в Chadsworth. Вся парадная часть дома выполенна в дубе и коже – уютно, но очень по-мужски. Однако! Дом был построен Бесс Нардвик с её червертым мужем, и за исключением герцога-холостяка, там всегда жили долго и счастливо семейные пары (кстати, старший брат 11 герцога был женат на сестре президента Кеннеди! – мер тесен для сильных мира сего:-))

Совсем иной дом – Tepmle Newsam – это первый из домов, где я побывала. Он был построен на земле, принадлежащей храму, как видно из названия. Храмовники дают обет безбрачия, и то ли по этой причине, то ли по какой другой, но, хотя женились в этой семье по любви, мужчины умирали молодыми – и их жены вдовели по 30 лет. Дом передавался по женской линии, как правило.

Другое дело Polesden Lacey – это дом, обустроенный женщиной и очень женский, как следует из названия. Там все такое кукольное и хочется дотронуться просто до всего. Надо сказать, что Polesden Lacey и Petworth расположены очень неподалеку, но двух более разных домов сыскать сложно. Даже название тут – Polesden – берлога для пыльцы – какое-то уютное! Да еще и кружево! Хотя хозяйка тоже, насколько я могу судить, умерла бездетной, но была счастливо замужем и имела черзвычайно богатого отца, увлекающегося филантропией. Кстати, ты замечала, что очень многие люди, которые "сильно" занимаются филантропией, как правило не очень хорошо заканчивают? Может, тут просто влияние предыдущих жизней – они подсознательно хотят исправить то, что было сделано раньше, но это не помогает? А может и помогает, но по-своему. Короче, каждый дом – это целая жизнь. Я, кстати, только тут до конца поняла, что надо быть очень осторожной в плане того, каких людей приглашать к себе в дом: твой дом – это твоя предыдущая и будущая жизнь, поэтому нельзя пускать туда посторонних людей, чтобы они там зря не наследили.

Nostell Priory – это тоже семейный дом, где люди женились по любви и жили долго и счастливо! При этом как дом построен на итальянских мотивах, так и неанглийские страсти царили в этом английском палаццо:-) Дочь швейцарской жены одного из Винов убежала из дома, чтобы выйти замуж за булочника:-) Все ж таки в браках по любви что-то есть, что подтверждается поколениями!

Для всех домов характерна гармония, которую каждый понимал по своему, но которая отражала суть их семейств очень хорошо. Исключение составили Petworth и Treasure's House в Йорке – но и там и там это были не дома для жизни, а музеи, которые оставили холодное, странное вречатление. Может, и наш Эрмитаж производит такое приятное впечателние потому, что большая часть его строилась не как музей, а как дом для жизни.
ragnali: (Default)
Это седьмой из посещенных мною домов в Англии:-) Я пришла к выводу, что мне очень нравится ходить именно по таким домам – наверное, даже больше, чем ходить по картинным галереям:-)Может быть, у меня возникает ощущение, что меня пригласили в гости:-)

Этот дом имеет довольно древнюю историю – в 12 веке на этом месте располагадось аббатство (как, в общем-то, видно из названия), потом, когда Генрих 8 разогнал монастыри, в монастырских постройках поселилась семья неких Винов. И жили они себе очень счастливо, пока в 18 веке один из представителей этой славной фамилии не отправился в грандтур по Европе, по возвращении из которого он решил перестроить свое жилище. Надо отметить, что семейство это весьма и весьма было просвещенное – они происходили от старшей дочери Томаса Мура, советника Генриха 8 и известного философа, автора Утопии (по-моему, это была первая утопия). Я чрезвычайно уважаю этого философа не только за его похвальное отношение к женщинам, но и за то, что он считал, что работать в день больше 6 часов мешает полноценному развитию личности:-) Так вот, этот философ обучал не только сыновей, но и дочерей, невероятный факт по тем временам. Его дочь – Маргарет Ропер – считалась одной их самых образованных и умных в то время (и среди мужчин тоже). В холле висит портрет Томаса Мура с его домочадцами – копия с Гольбейна, оригинал уничтожен в войнах в Европе.

Жилище было перестроено в виде итальянского палаццо (по проекту, который в Италии не был осуществлен). Но холл они отстроили в стиле аббатства и тюдоровско-якобинского стиля в память о том доме, в котором они счастливо жили – низкий свод, который поддерживается арками с колоннами и много всяких ниш и вообще всяких укромных уголков. Мебель подобрана в тон в том же стиле и эпохе. Вообще очень уютный холл – мне оттуда не хотелось уходить. Что меня вообще очень сильно поражает, так это стремление сделать вещи прекрасными – у нас, как правило, важнее функциональность, а там – красота. Предположим, кресло для привратника – все украшено резьбой – и построено (именно построено, а не сделано!) с крышей и огорожено по бокам – чтобы не дуло.

Лестница наверх – очень современная – задираешь голову и смотришь, смотришь вверх – а там этажи, этажи –купольная крыша. В Италии, конечно, не было бы купольной крыши, а просто атриум, а вот тут – крыша. Надо сказать, что из Европы представители этого семейства привозили не только идеи, но и жен. Одна жена была, с моей точки зрения, очень удачная:-) Она происходила из очень богатой швейцарской семьи (вообще-то её папочка был министром финансов или чего-то в этом роде у Людовика 16, но по вполне очевидным причинам он сбежал из Франции в более спокойную Швейцарию, захватив или же скопив до этого себе на хлеб со смальцем). Накопленного было столь много, что наследство перевозили в 17 огромных сундуках, не считая 45 тысяч фунтов приданного (представляешь, какая сумма это была в 18 в.!) и чуть ли не фрегата драгоценной мебели в качестве приданного доченьке (которая вышла замуж в 27 лет – это тогда-то!) А мужу было 22, всю жизнь прожили душа в душу до глубокой старости и обменивались страстными письмами при раставании). Женщина она, правда, была очень красивая, но путешествовать не любила. (У всех есть свои недостаткиJ)

Очень много там Чипендейловской мебели, поскольку мастер йоркширец и местные представители знати его очень даже продвигали и поддерживали, рекомендуя его в своих кофейнях. Кстати, ты знаешь, гардероб, как платяной шкаф, изобрели только в 18 века? А вешалки для одежды для платяного шкафа только в 1870х? И что горшок ночной держали в шкафу, чтобы запах убивал блох? Я очень сильно порадовалась, что я живу в наш такой удобный век! Но то, что они знали, они использовали очень хорошо – там в столовой два больших стола у стены. Я заметила, что у стены к столешнице приделаны красивые перильца – оказывается, туда вешали ткань, чтобы не попало что-нибудь на стену! Совершенно роскошные там есть часы – внутри все! детали, да и снаружи тоже – сделаны из дерева. Часы эти сделны в 18 веке – смазывать их не надо, поскольку детали деревянные и смазку выделяют сами! Были там еще прехорошенькие шкафчики – мы там поболтали со служительницей, и ей очень понравилась моя идея, что в этих шкафчиках нужно хранить любовные письма!

В доме практически не живут – используют только по каким-то оказиям, и это заметно. Было только две комнаты, куда я зашла и сразу поняла – тут живут люди. Это была гостиная – я не знаю, что меня подвигло на эти мысли – то ли кресла стояли так, что мне показалось, что люди только что встали, то ли приглушенный свет – но эта комната была обитаема. Там еще был кукольный дом – оказывается, такие дома делали не для детей, а как обучение для мастеров, но дом все равно очень красив.

Abbey House Museum

Туда я поехала на следующий день. Музейчик этот располагается в бывшей привратницкой бывшего цистерианского монастыря, а живописные развалины самого монастыря находятся прямо напротив через дорогу(опять-таки Генрих 8 разогнал этот монастырь). Развалины монастыря считаются вторыми по красоте и качеству сохранности. Сейчас там начались качественные реставрационные работы, но то что сохранилось, действительно красиво. Развалины этого монастыря и прилегающих построек рисовал Тернер, и не только он, это место обожали романтики (Саути даже написал поэму), и здание даже сейчас впечатляет, несмотря на полуразвалившесть, а может, как раз благодаря ей. Пропорции удивительно летящие, кажется, здание не имеет опоры и не нуждается в ней. Кстати, монахи там жили отменные – в 14 веке шайка (или вернее сказать братство монахов:-)) во главе с аббатом наводило ужас на окрестности, и данные монахи настолько осмелели, что даже построили специальную кухню для мяска – якобы если это мяско готовится на территории монастыря, то оно уже вроде бы и не противоречит уставу:-) Позабыли монахи-то, что их орден был направлен против таких излишеств (само название говорит о том, что это монахи-схимники, которые ушли жить в леса – cicera по латыни болото).
Ну вот, а музей в привратницкой посвящен немного монастырю, но больше всего викторианской Англии. Там внутри они воссоздали две улицы и одну площадь – перенесли настоящие домики и лавки, проработали архивы; впечатление, конечно, очень сильное. Там располагаются лавка галантерейщика, бакалейщика, аптекаря, скобяных товаров, мебели и каких-то других товаров из Индии, парикмахерская, сапожная мастерская, мастера глиняных дел, ростовщика, воскресная школа (парты как у нас в сельской школе:-)). И две комнатки жилых домов – рабочего высокой квалификации и ростовщика. Сами предметы наверное даже красивее чем у нас, но такие маленькие и тесные помещения! И конечно же питейное заведение:-) Все восстановлено в мельчайших деталях, заходишь – и сразу слышишь гул голосов, характерный для данного места. Не знаю, правда, что делал бюст королевы Виктории в пабе:-) Кстати, 40% всех налогов в начале 19 века поступало именно от продажи алкоголя и от подобных заведений (мы сейчас, по всей вероятности, находимся на уровне развития Англии начала 19 века, учитывая массу всяких других показателей:-(. 70 членов парламента жили с доходов от питейных заведений.

Ой, еще я там поиграла на двух игрушках – на одной голову отрубили – французу, я так полагаю:-), а вторая – очень неприличная:-) Называется она Cheeky Women, я о таких читала, но не сразу поняла, что это такое:-) Короче, это такой прибор типа старой камеры на лапках, ты смотришь в два глазка и тебе показывают фотографии голеньких или полуголеньких женщин, естественно, это из Франции:-) Так что я очень даже просветилась:-)
ragnali: (Default)
В этом замке мне повезло, потому что был открытый день и не надо было платить! Правда, нельзя было взять аудиогайд и послушать о замке, потому что из-за открытого дня было очень много народу и они не выдавали эти аудиогайды, потому что люди их забывают отдавать. Еще в этот же самый день там была не то ярмарка, не то какой-то праздник, и выступал оркестр шотландский (здорово играли на волынках! И на барабанах – все таки в этих барабанах что-то есть очень древнее – ритм отдается прямо внутри, кипит кровь моих предков:-)) и на их фоне выступали одна девушка и два молодых человека – они крутили палки и какие-то плетеные ленты – кажется, что это очень легко, а на самом деле – довольно сложно!

Замок этот (на самом деле, два замка) был построен Уильямом Кавендишом в первой половине 17 века, тем самым, который проиграл решающее сражение против парламентариев в 17 веке, что в результате привело к казни Карла 1. Он был внуком Бесс Хардвик, которая побывавшей замужем 4 раза (от второго мужа она родила 8 детей, что не помешало ей еще два раза выйти замуж). Благодаря своим брачным союзам мадам Хардвик стала второй самой богатой женщиной в Англии после Елизаветы 1. Её внук Уильям Кавендиш помимо сражений знаменит тем, что он написал книгу с рисунками о менаже, искусстве верховой езды. Книга пользовалась огромной популярностью и её переиздавали чуть ли не 150 раз. Он, кстати, построил манеж у себя в Больсовере – опять-таки чуть ли не первый и на тот момент самый лучший в Европе – для тренировок лошадей не просто верховой езде, а высшему пилотажу. Лошади из Венской школы и сейчас там выступают. Надо отметить, что Уильям Кавендиш очень серьезно относился к тренировкам, что было не характерно для джентельменов того периода и его даже порицали за его настойчивость.

Надо сказать, что даже когда вы подъезжаете к замку, у вас возникает какое-то двойственное чувство, довольно трудно определимое. И только потом вы понимаете, в чем дело. Это игрушечный замок, который никогда не использовался как крепость и который и был построен для развлечений «mocking castle», как они его называли! Ощущение некоторой театральности, безусловно, являеься доминирующим.

Прежде всего, когда вы заходите в огороженый двор, как и полагается в замке, вы видите справа хорошо сохранившуюся двухэтажную постройку, но – без крыши! Это Terrace House, построенный для приема важных гостей (Уильям Кавендиш жаждал славы при дворе и для этого ему нужен был такой дворец). Эти герцогские развалины производят впечатление – огромные окна, герб, желтый тесаный камень, а внутри – вместо ковров и паркета – зеленая трава и мягкий песочек и стоят картины, представляющие, как покои могли выглядет в те далекие времена. Довольно странное впечатление (мурашки по коже начинают бегать): создается ощущение, что именно здесь произошел разлом времени и два времени тут соприкасаются – одно ты видишь и слышишь, а другое – вот оно, люди по-прежнему ходят тут в шляпах с плюмажем, в камине, от которого сохранилась только каменная кладка, горит огонь, в огромном обеденном зале, пол которого провалился и видны служебные помещения и кухни, звенит серебро, и сквозь пол ты видишь слуг, суетящихся на кухне. На улице холодно, а на картине ты видишь женщин, одетых в легкие платья, а в другой комнате (спальне) помогают одеваться знатному гостю, но четыреста лет назад. И везде словно скользят тени людей, которые когда-то здесь жили. Анфилада комнат идет паралелльно галерее, вид из которой совершенно замечательный – все-таки это Дарбишир! (где было поместье мистера Дарси), а если отойти подвльше вглубь ко входу, то кажется, что это и не сельская местность вовсе, а синеватое море, залитое солнцем.

Помимо этого дворца без крыши есть сама по себе Little Castle, которая и использовалась для театральных постановок (Бен Джонсон для нее написал специально пьесу, более того, сам Уильям Кавендиш писал пьесы, некоторые из которых ставились на лондонских сценах). Уильям Кавендиш оказывал покровительство людям искусства, а его вторая жена тоже сама писала и опубликовывала свои сочинения, в историю она вошла под именем «Сумасшедшая Мэдж» как из-за своего внешнего вида, так и из-за своих сумбурных писаний, которые она не считала нужным править из-за герцогского титула.

Маленький замок напоминает лакированную шкатулочку с секретом – там все очень символично, начиная с того, что фигура Геракла поддерживает балкон (один из первых железных балконов того времени, дошедших до нас), а один из залов украшен его подвигами, но не всеми (мне пришла в голову мысль, что верятно, хозяин дома, который был большой ходок по дамской части, мог каким-то образом ассоциировать себя с тринадцатым подвигом Геракла:-). Кстати, я не знала или забыла, что Геракл уничтожил своих детей и поэтому стал совершал свои подвиги, чтобы искупить вину. Другой зал украшен сверху в люнетах картинами, представляющими четыре типа характера человека, сангвиник и т.д. Три картины на месте, а вот 4 – холерика – нет. Вместо картины на приемах и развлечениях там стоял хозяин, который по характеру был холериком, мужчиной с горячей кровью:-) В другом зале не хватало изображения двух каких-то добродетелей – их были призваны изображать либо опять-таки сами хозяева, либо король с королевой.

В звездном зале было изображение Давида, убившего Голиафа и ставшего царем. Давид был пастухом и королем – это аллегория на Бесс Хардвик, чья фамилия значит пастух/шка и она стала некоронованной королевой Англии. Из спальни есть выход в два небольших зала – один под названием Рай, другой – Элизиум, то есть мир божественной любви, а с другой - языческих наслаждений. Сохранились расписанные потолки – очень действительно красиво, и стены выложены деревянными пластинками, каждая из которых расписаны вручную, с неповторяющимся рисунком и золотой краской – золото мелко растирали и добавляли в краску, которая была в 400 раз дороже золотых пластинок. Из окна Элизиума виден фонтан под названием Венера. Совершенно роскошные камины во всех комнатах.

Вообще этот замок очень отличается от всего того, что я уже тут посмотрела. Во-первых, там никогда не жили, театральность декораций чувствуется и усугубляется низкими сводами, арками, темными стенами в деревянных пластинках: там даже есть в темном переходе гологеновые изображения, которые появляются и исчезают словно призраки. Во-вторых, этот замок сохранился так, как он был построен в эпоху до Кромвеля (к счастью, он почти не пострадал) и не перестраивался, потому что им не пользовались – и вот эта темная обстановка была характерна для эпохи тех времен. Для нас привычнее шелковые обивки стен, а не крашенные, а вот тогда было модно. В целом – очень неуютно, хотя и интересно.

Chatsworth

Sep. 14th, 2006 10:39 am
ragnali: (Default)
Загородный дом Chatsworth принадлежит герцогу девонширскому (почему герцог Девонширский проживает в графстве Дарбишир, я объяснить не могу). Самый известный из этих герцогов - это шестой, герцог-холостяк. Он обустроил этот особняк достойным короля. Обитал он в первой половине девятнадцатого века и был в дружеских отношениях с нашим Николаем 1, который подарил ему кучу всякого барахла из малахита.

Этот особняк очень отличается от предыдущих (Harewood and Polesden Lacey), и похож на Petworth, я думаю потому, что его по большей степени обставлял лишенный облагораживающего нежного женсого влияния мужчина, а не женщина или семейная пара. Самое большое отличие - это обилие резного дуба в убранстве (самый старый принадлежит 16 веку). Для обозрения открыто 27 комнат, которые и были предназначены для приема гостей, прежде всего королевских кровей. Дуб резной, конечно, впечатление производит неизгладимое, но каждый день его видеть очень утомительно - очень темный. Поражает качество резки - была выставлена резная птичка, сидящая на кружевном платочке - я думала, что живая, в каждом перышке видны пушинки. Помимо дуба стены в нескольких комнатах обтянуты тисненой кожей - впечатление более дорогое, чем от золота.

Чувство юмора у англичан странное - там есть кровать, на которой умер Георг 2, but it was used on a happier occasion when some other king and queen (в этом месте я уже подумала, что они тут провели брачную ночь:-)) slept in this bed staying in Chatsworth .

Совершенно потрясающая часовня в доме - опять-таки резной дуб и мрамор. Выставлен Рембрандт, И два портрета Хальса (непонятно, кому молятся). Кстати, новый фильм «Гордость и предубеждение» частично снимали именно в этом особняке и в этой часовне. На самом деле, о каждой комнате можно рассказывать очень долго. Например, в этом особняке во время второй мировой войны поместилась школа из Лондона, чтобы избежать бомбежек и спасти детей. В этом году был их слет. Выставлены совершенно роскошные вазы китайские - там каждая вазочка вставляется в вазу большего размера, получается пирамида из вазочек, а цветы размещаются в отверстия по бокам - по одному цветку в гордышко, получается очень потрясающий пушистый эффект. Еще из интересных вещей – все богатые и знатные мира сего между собой очень даже знакомы и родственны во всем мире – старший брат 11 герцога Чардсворта был женат на сестре Президента Кеннеди.

Там есть вазы из полудрагоценного камня, который добывается только здесь, при подсветке вазы из этого камня становятся полупрозрачными и приобретают невероятно богатую палитру темных красок. Много портретов работы Ван Дайка, неплохая колекция скульптур, есть пара египетских табличек 4000 возраста, каяк совершенно роскошный, подаренный шестому Дьюку турецким султаном, библиотека совершенно фантастическая, но туда нельзя было зайти, а только посмотреть в открытую дверь - они ею пользуются, поэтому посетители туда не заходят. Когда туда заглядываешь, то появляется двойственное чувство - с одной стороны, неловкости - ты понимаешь, что ты вторгаешься в чужей пространство, хотя тут вечно незашторены окна на первом этаже, а с другой стороны, понимаешь, что владельцы относятся к тебе с некоторым презрением, поэтому и разрешают смотреть, но не входить. На посетителей можно не обращать внимания. И еще одно чувство охватывает стоящего перед этой узкой дверью с роскошными зелеными тяжелыми портьерами - глубоко скрытое желание иметь такую же библиотеку и понимание, что никогда этого не будет.

Еще я посетила 9 комнат на специальной выставке. Эти комнаты были оформлены для Марии, королевы шотландской. Она тут сидела в заточении, под надсмотром Дьюка по приказу Елизаветы 1. Комнаты хорошо оборудованы, правда, стены покрыты китайской расписанной вручную бумагой - тогда это было жутко модно и дорого, но сейчас не очень смотрится. Кстати, там была кроваь для герцога Веллингтона (он сюда прибыл в свите королевы Виктории), так вот, я думала, что она карельской березы или тополя. Ан нет - из дуба, но разрезаного повдоль ствола. Кто его знает, может и мебель в Эрмитаже тоже из дуба. Кстати, гостей тут было такое немеренное количество, что в винном погребе запасы достигали нескольких сот (!!!!) бутылок. Мило, не правда ли?

Сад заслуживает просто отдельного гимна, а не описания. Я такой прелести никогда не видела. Самое главное достоинство, впрочем, как и у всех английских садов и парков - абсолютная гармония с окружающй средой. Создается ощущение совершенной естественности, однако опять тут постарался и Кейпабилити Браун, а еще Пакстон. Деревья посажены так, что осенью от палитры красок листьев на деревьев просто дух захватывает. Далеко сверху холма падает естественный поток воды среди разноцветных деревьев - немного напоминает водопад Игуасу в Венесуэле. Потом исчезает. Потом на склоне холма такая кругленькая ротонда и оттуда каскадом на метров двести вниз течет вода к дому.

Есть каменный сад, где глыбы камней нагромоджены так, чтобы создавалось впечатление естественности - у меня возникло ощущение, что я на столбах красноярских. Небольшой лабиринт на месте огромной теплицы (самой большой в девятнадцатом веке), когда её посетила королева Виктория, там зажгли 14000 ламп. Разрушили её в 1920 году из-за отсутствия денег.

Сад разбит на маленькие участочки, каждый сам по себе и объединен в общее целое. Я бы сказала, что такой салонный сад, где обычно тоже несколько пространств в одном помещении.

Кстати, еще несколько литературных моментов. Там я видела метлу, послужившую прообразом Firebolt, а в саду - Squirting Willow (это явно прообраз злой ивы у Роулинг), правда, она стреляется водой, а не ветками, хотя в Крыму есть дерево, которое отвынчивает ветви в засуху. Как наши фонтаны шутихи в Петродворце. Кстати, там несмотря на не очень жаркую погоду бегали и мокли дети с полного согласия и поощрения родителей. Они это назвали refreshing:-) Я не могу себе представить русского родителя, который бы разрешил детям вымокнуть при температуре в 8-10 градусов на ветру. Вообще гораздо лучше понимаешь и английский характер и характер людей у которых все есть. Мир они видят совсем с другой стороны.
ragnali: (Default)
Туда я ездила со своими друзьями, которые достали мнепригласительный биет и были страшно горды этим:-) Само по себе название говорит о том, что это дамский дом:-), и действительно, если Petworth строился для мужчин и ими оформлялся, то этот дом обустраивала женщина, поэтому он совсем другой. Комнаты меньше, мебель более округлых форм, нет мрамора совсем, стены обиты тканью теплых расцветок. Много всяких пуфиков, цветов, фотографий. Прекрасная китайская коллекция. В холле совершенно роскошный камин - я думала, он натуральный, а он газовый, но там даже языки пламени колышутся. Классно сделано! Как всегда, роскошно вписано все в ландшафт, даже и не знаешь, что лучше - вид из окна или сама внутренность.

В этом уютнейшем домике мать Елизаветы 2 (теперешней королевы) провела свой медовый месяц - я бы тоже не отказалась! Вообще хозяйка дома (её отец был пивоваренным миллионером и все деньги ей отдал) была известной дамой в свете, кстати, дружила с Риббентропом. В этом доме она жила с 1906 по 1942 год, после смерти отдала дом в Нэшенл Траст. Так многие аристократы сейчас делают, потому что и дорого дом содержать и плдата за наследство была непомерны высока - 80%.
Можете себе представить! Все государству отдай - еще похлеще, чем у нас!

Profile

ragnali: (Default)
ragnali

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011 12 1314
1516171819 20 21
22 232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios