ragnali: (В пути)
Тема возникновения первых городов меня интригует до чрезвычайности, поэтому эта часть выставки, демонстрировавшая артефакты самых ранних городов и цивилизаций, представляла для меня особый интерес.

Первые города, как известно, появились в районе плодородного полумесяца где-то 7 000 – 5 000 лет назад в южной части современного Ирака. Поселившиеся там люди первыми в мире смогли одомашнить животных и растения и перешли к оседлому образу жизни. Благодаря образующимся запасам пищи они получили возможность содержать несельскохозяйственных специалистов – ремесленников, профессиональных воинов, вождей, постепенно забирающих в свои руки власть, которой не существовало в эгалитарных собирательских общинах, и жрецов.

Именно тогда люди стали обосновываться в поселениях крупнее традиционных деревень, образуя первые города и большие сообщества с царями и жрецами во главе. Что именно послужило причиной возникновения городов, сказать наверняка сложно, однако считается, что цивилизация, города и архитектура развивались бок о бок: новым правителям и служителям культов для подтверждения их могущества требовались вместо привычных крошечных глинобитных построек внушающие трепет здания, символизирующие их силу и божественное происхождение власти. Поэтому появились храмы, дворцы, общественные строения, окруженные мощными стенами со сторожевыми башнями для защиты новых городов.

Одним из первых городов считается Эриду (Ирак) – во всяком случае, свидетельства о нем дошли до наших времен, как и зиккурат Эриду, между верхними кирпичами которого и основанием находится по крайней мере 16 разновременных строительных слоев, самый ранний датируется примерно 5 000 до н.э.


Зиккурат Эриду
Read more... )
ragnali: (Время года)
Мы изучаем историю в основном по книгам, однако объекты материальной культуры способны поведать нам не меньше письменного слова и могут напрямую передать понятия и идеи, которые волновали их создателей. Изучая артефакты и предметы искусства, можно воссоздать образ жизни или понять, во что верили наши предки, насколько они отличались от нас.

Путешествуя во времени и пространстве, от одного предмета к другому, создавая собственные связи и ассоциации между увиденным, мы можем проследить, как люди в течение 2 миллионов лет создавали тот мир, в котором мы живем. История человечества с точки зрения сохранившихся вещей – это еще один способ понять окружающую действительность. По сути, это еще один вариант путешествовать, еще один способ соединить разрозненные обрывки сведений в единую цепь собственной истории.

Часть вторая «После ледникового периода: еда и секс», 9000 – 3500 BC

Read more... )
ragnali: (Взгляд)
Я, Ашшур-нацир-пал, могучий царь, царь множеств, непревзойденный государь, владыка четырех сторон света, повелевающий массами людей, подданный Бэла и Нинурты, Ану и Дагана; слуга великих богов в возвышенном святилище Нинурты и в его сердце; поклоняющийся Бэлу, чье могущество основано на великой божественности; сам сделавший свою жизнь благочестивой; храбрый воин, продолжающий служение богу Ашшуру, моему господину; и даже среди недружественных царей четырех стран света достойный восхищения государь; беспощадный к врагам, могучий вождь, которому нет равных; правитель, побеждающий строптивый, покоряющий полчища людей, попирающий головы своих врагов, топчущий всех неприятелей, сокрушающий сборища мятежников; тот, кто в служении великим богам, его повелителям, решительно движется вперед и держит в своих руках все земли, пред ним расступаются леса; тот, кто получает дань, обеспечивает безопасность, устанавливает законы во всех землях.
Когда повелитель Ашшур произнес мое имя и поддержал мою несокрушимую власть для укрепления моего владычества, я, Ашшур-нацир-пал, прославленный государь, почитатель великих богов изобилия, величия, могущества, владеющий городами, лесами и всеми землями; царь царей, наказывающий нечестивцев; тот, кто упрочил мир, беспощадный к врагам; государь, что угнетает в бою; царь царей; влиятельный повелитель повелителей; пребывающий во славе, я прославлял Нинурту, воителя, почитал великих богов, продолжал дела моих отцов.

Read more... )
ragnali: (Default)
Лето было хорошее. Мы ходили на реку и там, выбрав место с небольшим «пляжем», на котором могла поместиться только наша семья, загорали и купались. Берег был крутой, и над нашим крохотным «пляжем» проходила тропинка. Вот однажды мы услышали на нашем пляже отрывки страшного разговора. По тропинке торопливо шли какие-то дачники и говорили о бомбардировке Кронштадта, о каких-то самолетах. Мы сперва подумали: не вспоминают ли они финскую кампанию 1939 г., но их взволнованные голоса встревожили и нас. Когда мы вернулись на свою дачу, нам рассказали: началась война. К вечеру в саду дома отдыха мы слушали радио. Громкоговоритель висел где-то высоко на столбе, и на площадке перед ним стояло много народу. Люди были очень мрачны и молчаливы. Наутро я уехал в город. Дома мама и Юра услышали о войне по радио. Юра, рассказывала мама, побелел. В городе меня поразила тоже мрачность и молчание. После молниеносных успехов Гитлера в Европе никто не ожидал ничего хорошего. Всех удивляло то, что буквально за несколько дней до войны в Финляндию было отправлено очень много хлеба, о чем сообщалось в газетах.

Пугали слухи об эвакуации детей. Были, действительно, отданы приказы об эвакуации детей. Набирали женщин, которые должны были сопровождать детей. Так как выезд из города по личной инициативе был запрещен, то к детским эшелонам пристраивались все, кто хотел бежать... Мы решили детей не отправлять и не разлучаться с ними. Было ясно, что отправка детей совершается в полнейшем беспорядке. И, действительно, позднее мы узнали, что множество детей было отправлено под Новгород — навстречу немцам. Рассказывали, как в Любани сопровождавшие «дамы», похватав своих собственных детей, бежали, покинув детей чужих. Дети бродили голодные, плакали. Маленькие дети не могли назвать своих фамилий, когда их кое-как собрали, и навеки потеряли родителей. Впоследствии, в 1945 г., многие несчастные родители открыто требовали судить эвакуаторов — в их числе и «отцов города». «Эвакуация» была насильственной

Read more... )
ragnali: (Жажда приключений)
Эту выставку в прошлом году организовал Британский музей совместно с ВВС радио 4. Каждые выходные директор музея МакГрегор на примере какого-нибудь экспоната из музея – предмета искусства, оружия, промышленных изделий или изобретений науки и техники – рассказывал об истории человечества. (Послушать).

Я увидела только первую часть выставки – 30 предметов, но мне очень понравилась сама идея – экспонаты остаются на своих местах, в привычном им окружении, а вот посетитель переходит от одного объекта интереса к другому, устраивая некий квест в поисках собственной истории. Увлекает и то, что сами объекты получают совершенно иное звучание, и то, на что я бы просто не обратила внимания из-за обилия выставленного богатства или кажущейся неприметности, попадая в фокус моего внимания, расцветает и обретает смысл в ходе истории человечества. Вернее, само человечество обретает свою историю благодаря этим предметам.

Read more... )
ragnali: (Лесная фея)
Read more... )
Все-таки архитектура - это непостижимое, невероятное прекрасное, возможно, лучшее, что было создано человеком.

Строительство началось в конце 14 века как . Но поскольку строительство затянулось, типичное готическое сооружение стало интенсивно прорастать новыми архитектурными изобретениями мануэлино.






ragnali: (Вдвоем)
Ангельское терпение требует дьявольской силы. (Лешек Кумор)

Я не боюсь потерять голову, я опасаюсь потерять лицо. (Пауль Йозеф Геббельс)

Желание - так называется река, в которой вместо волн - мечтания, вместо воды - жажда; таится в ней крокодил страсти, а над ней кружат вороны забот. (Бхармрихари)

Какая самая умная женщина? Та, которую хочется благодарить даже за отказ. (В. Ключевский)
ragnali: (мой мир)
И впрямь, зачем мы путешествуем? Что толкает нас вновь и вновь собирать чемодан или сумку на колесиках, проверяя упакованные предметы по списку и в очередной раз убеждаясь, что все равно забыла дома расческу или перчатки, и ближайшее время буду лохматой и с зябкими руками? Что мы хотим найти там далеко, чего нет у нас дома? Что-то новое, утраченное старое, смысл жизни, ответы на подзабытые вопросы, смену обстановки? Ради чего мы готовы не спать, нервничать, дрожать при взлете и посадке, с опаской принюхиваться к непривычной еде, надевать на плечи рюкзачок для путешествий и такую старую, но любимую обувь, что подсознательно мучают вопросы, когда же она наконец развалится?

Возможно, ради легкого трепета, который всякий раз меня охватывает, когда я понимаю, вот оно - я опять еду! Я вижу ярче, чувствую острее, я забываю обо всех возможных неудобствах и отсутствии комфорта (попробовал бы кто меня принудить к жизни в походных условиях, когда я дома:)). Я замечаю то, мимо чего я обычно прохожу мимо. Я с неясным и зыбким предвкушением осторожно пробегаю мыслями по своим планам - пойти туда, увидеть это. Я стараюсь ничего заранее не читать именно для поездки, лишь крошечные наброски планов, чтобы авантюрность путешествия - пусть даже в уже известное место! - не потеряла для меня своего очарования.

Я аккуратно, слегка касаясь накопленных знаний, вглядываюсь в новое место, стараясь увидеть его словно впервые, и все равно - я ограничена своим восприятием. И тем, что я когда-либо читала или слышала. Поэтому "Париж никто не видит впервые - всегда вновь". Поэтому путешествие - это всегда путешествие в самого себя, познание самого себя и открытие каких-то новых, прежде неизвестных ограничений. Возможно, мы путешествуем именно ради этого...

А почему путешествуете вы?
ragnali: (reality)
Что-то меня все на моду тянет в последнее время. Никак нужно гардероб обновлять:) А этот чудесный ролик объединил несколько моих любимейших тем - Лондон, танцы - ну и наряды.





via[livejournal.com profile] yassena
ragnali: (Взгляд)
Я уже не раз задумывалась о том, какое влияние оказывает на людей сообщения о разнообразных негативных событиях. Где тот баланс, который необходим между информированием людей и стимулированием эскалации насилия? И тут вычитала вот какую статистику:

Главным наблюдением тех, кто изучает явление суицида, было то, что в некоторых обстоятельствах акт одного человека, лишившего себя жизни, может быть заразительным. Это явление серьезно изучил Дэвид Филлипс, социолог из Калифорнийского университета (Сан-Диего). Он провел несколько исследований суицида, одно интереснее другого, и каждый раз почти с невероятными выводами. Он начал с составления списка всех громких публикаций о суициде, которые попали на первые страницы ведущих газет страны за 20-летний период — с конца 1940-х по конец 1960-х годов. Потом он сравнил эти публикации со статистикой самоубийств за тот же период. Он хотел узнать, существует ли связь между публикациями и статистикой. Разумеется, такая связь была. Сразу после появления громких публикаций о самоубийствах их количество в регионе, в котором распространялось печатное издание, резко возрастало. Если это были общенациональные новости, число возрастало в масштабах страны. (За смертью Мерилин Монро последовал период 12-процентного роста числа самоубийств в масштабах США.)Потом Филлипс повторил свой эксперимент, но уже в отношении дорожных происшествий. Он взял сообщения о суициде с первых страниц Los Angeles Times и San Francisco Chronicle и сравнил их с количеством смертей на дорогах в штате Калифорния. Он обнаружил здесь ту же закономерность. На следующий день после очень громкого самоубийства, освещенного в прессе, число смертных случаев в результате дорожных аварий было в среднем на 5,9 % выше обычного. Через два дня после новостей о самоубийстве число смертей на дорогах возрастало на 4,1 %. Через три дня — на 3,1 %, через четыре — на 8,1 %. (Через 10 дней после газетного сообщения уровень смертности на дорогах возвращался к норме.) Д. Филлипс заключил, что один из способов, которыми люди совершают самоубийство, — это умышленные автомобильные аварии. И эти люди так же подвержены заразительному влиянию широко освещенного в прессе суицида, как и люди, лишавшие себя жизни более "традиционными" способами.

Получается, что в неуемной жажде "жаренных" новостей журналисты обрекают на гибель других людей, которые в противном случае остались бы живы?
ragnali: (Вдвоем)
Почему-то дождь в Европе воспринимается именно так


Ван Гог "Уличное кафе в Арле" 1888 г.

Дождь во внешнем пространстве, но под навесом в кафе тепло, уютно, все залито светом, за соседним столиком знакомые и приятели, которые так же, как и вы, рады оказаться рядом. Жизнь не прекращается, а объединяется вокруг этих солнечных пятен, становясь более насыщенной и неспешной, согревающей теплом друг друга. Дождь как возможность уйти из внешнего мира в мир внутренний.

Иное дело дождь в Петербурге. Read more... )
ragnali: (мой мир)
Затрагиваемая мною тема безгранична. Поэтому прошу меня извинить, если многого не коснусь, а о чем-то скажу скороговоркой, в слишком общей форме.

Для пользы дела я схематизировал свой материал, разбив его на несколько тезисов, каждый из которых имеет самостоятельное значение, но в то же время они логически связаны между собой.

Тезис I.

Прежде всего я хочу отличить античную культуру от других культур. Поскольку познание совершается путем сравнения, сначала укажем, что не есть античная культура, а потом уже будем говорить о том, что она такое. Античная культура не есть новоевропейская культура. А что такое новоевропейская культура? Это буржуазно-капиталистическая культура, основанная на частном владении. На первом плане здесь выступает индивид, субъект и его власть, его самочувствие. Субъект стоит здесь над объектом, человек объявлен царем природы. Этого нет в античной культуре; личность там не имеет такого колоссального и абсолютизированного значения, как в новоевропейской культуре.

Мой тезис очень прост: античная культура основана на принципе объективизма.
[more=читать дальше]

Тезис II.

Необходимо также отличить античность от тысячелетия средневековой культуры, в основе которой – монотеизм, исходящий из признания божественной личности. Да-да, по средневековым представлениям над миром, над человеком царит абсолютная личность, которая творит из ничего космос, помогает ему и спасает его. Словом, абсолютная личность стоит над всей историей.

Этого нет в античной культуре, хотя и там есть свой абсолют. Но какой? Звездное небо, например. То есть тот абсолют, который мы видим глазами, слышим, осязаем. Чувственный космос, чувственно-материальный космологизм – вот основа античной культуры.

Интересно, что даже идеалисты с умилением посматривали на звездное небо, на чувственный космос. Платон (или его ученик Филипп Опунтский) утверждает: самое главное для человеческой души – подражать движению небесных тел. Они прекрасно вращаются целую вечность: всегда одинаково, симметрично, гармонично, без всякого нарушения. Такой должна быть и человеческая душа. Но вот другое поразительное место. В "Тимее" Платона, где рисуется космология, мастер-демиург создает космос из материи по типу разумного, одушевленного и живого, то есть явно человеческого существа: телесным, а потому видимым и осязаемым – вот каким надлежало быть тому, что рождалось. И далее, когда необходимо было завершить космос так, чтобы он стал Всем, боги приступили к образованию трех родов опять-таки живых и телесных существ (на земле, в воздухе и в воде). Таким образом, космос видимый, слышимый, осязаемый, материальный в представлении древнего грека есть не что иное, как огромное тело живого человеческого существа, как в целом, так и во всех своих частях.

Итак, второй мой тезис гласит: античная культура – это не только объективизм, но это еще и материально-чувственный космологизм. В этом отличие ее от средневековой философии и религии абсолютного духа.

Так кончились те светлые дни, когда человек молился на звезды, возводил себя к звездам и не чувствовал своей собственной личности. )
ragnali: (Default)
Знаете ли вы, кто создал фразу "innocent until proven guilty" (невиновен, пока не доказана вина)? Мистер Гэрроу, юрист-адвокат 18 века. Исторический персонаж, чьи дела легли в основу почти одноименного английского сериала. Честно признаюсь, что поначалу я как-то не прониклась к событиям, но мере знакомства с фильмом адвокат, который хочет быть верным самому себе, завоевал мое расположение.

И в связи с родом деятельности главного героя у меня появился вопрос.

Кто-нибудь слышал живьем в американском или английском суде адвоката, который действительно обладает таким даром красноречия и убедительности, харизматичности и силы характера, что все слушающие подпадали под неодолимое обаяние его личности?
ragnali: (Вдвоем)
Как там говорил Пьер Безухов Наташа Ростовой? "Если бы это был не я, а другой - умный, талантливый, прекрасный человек, я бы...". Или что-то в этом роде. Так вот, если бы я была не я, а - как там говорил Онегин о Татьяне? "Как изменилася Татьяна, как твердо в роль свою вошла...", то я бы оделась вот так
Read more... )
ragnali: (Время года)
Иногда окружающий нас мир совершенно захватывает своим повседневным течением. Вот деревья, пока еще ярко, по-летнему зеленые, выстроились вдоль проспекта, за ними плавно скользит троллейбус. Я смутно удивляюсь, почему у белого троллейбуса зеленая крыша, пока не понимаю, что это зеленые крыши остановки.

Зеленая трава аккуратно подстрижена и выстилается ровным лугом от тротуара до асфальта. Совершенно по-европейски стоит прочная скамейка и рядом - чистая, побеленная урна. Кустарники шиповника выстрижены и кажутся какими-то маленькими.

Скребет асфальт экскаватор и высыпает улов в кузов грузовика. На переходе вместе со мной стоит беременная дама и большая машина для подрезания высоких деревьев. Я с опаской кошусь на нависающую надо мной люльку для срезчика ветвей и отодвигаюсь подальше.

На зеленый свет через перекресток загромыхал трамвай, пошуршал большой желтый автобус и маленький светлый. Среди транспорта - и газельки, и автомобили, и грузовой транспорт, мне нравится, когда все движется в унисон, создавая шинами симфонию большого города. Я люблю её слушать на переходе.

Я уворачиваюсь от велосипедиста, испытывая привычное недовольство, и вспоминаю, как в Мюнхене я упрямо ходила по велосипедным дорожкам, пока мне кто-то не посигналили из двухколесных всадников - мне нравилось, что на велосипедной дорожке совсем не было людей:).

Read more... )
ragnali: (Default)
Что ценили перед Великой Депрессией и что ценят сейчас.

Мичиганский Театр был построен в 1925 году. Концертный зал был одним из самых крупных в штате. С тех пор там размещались телевизионные студии, ночной клуб, концертная площадка для рок-групп. В 1976 годы арендаторы офисов, которые находятся в этом же здании, потребовали у владельца здания обеспечить их парковкой, и...он обеспечил.


Read more... )

Profile

ragnali: (Default)
ragnali

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011 12 1314
1516171819 20 21
22 232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios